Пятница , 27 ноября 2020
Home / Аналитика / Криптофиат: мутуализм либо паразитирование?

Криптофиат: мутуализм либо паразитирование?

Криптофиат в крайние месяцы перетерпел наисильнейший рост. Под криптофиатом я подразумеваю банковские или муниципальные долговые обязательства, которые циркулируют в виде токенов на общественных блокчейнах. Либо, как их понимает большая часть людей, постоянные монеты – стейблкойны.

Недозволено не признать, что стейблкойны захватили существенную популярность:

: Coin Metrics

Совершенно говоря, мотивированным профилем доходности этих токенов по определению является профиль доходности суверенных фиатных валют, таковых как бакс США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Добиваются они этого разными методами. Самый обычный состоит в том, чтоб разглядывать токен как денежный инструмент на предъявителя, дающий держателю право востребовать у эмитента токена эквивалентную сумму электрических баксов. Готовность эмитента реагировать на рыночные конфигурации, увеличивая и сокращая размер предложения токенов, в сочетании с достаточным количеством арбитражеров обеспечивает в целом размеренный курс токена.

2-ой подход подразумевает внедрение наиболее волатильного обеспечения (залога) – к примеру, нативных расчетых единиц общественных блокчейнов. Это труднее и наименее отлично, потому что для сотворения одной единицы криптофиата требуется больше залога, так как стоимость залога колеблется относительно привязки. На практике паритет поддерживается за счет сочетания лишнего обеспечения, автоматического управления рисками и процентных ставок. Естественным преимуществом тут является небанковская либо криптоэндемическая природа залога. В конце концов вы получаете модель, в какой пул поставщиков капитала берет на себя роль эрзац-валютного правления, которому доверяется копить средства, чтоб сохранить привязку курса во времена рыночных потрясений (и который вознаграждается за счет сеньоража во времена роста). Так смотрится, а именно, модель DAI.

Четкая механика криптофиатных систем не имеет огромного значения для целей данной нам статьи. Давайте будем исходить из догадки, что эти системы работают довольно отлично и в дальнейшем это сохранится. Общественный блокчейн, на котором циркулируют токены, тоже не имеет особенного значения – эти вопросцы применимы к хоть какому обычному общественному блокчейну, на котором нативная расчетная единица (BTC, ETH и т. п.) сосуществует с токенами, деноминированными в баксах.

В крайнее время, когда криптофиатные токены стали представлять огромную часть экономической пропускной возможности фаворитных блокчейнов, появились вопросцы относительно потенциального воздействия этих токенов на базисные криптовалютные системы. Некие аналитики именуют их «паразитарными» по отношению к системам, в каких они циркулируют. Вопросец заключается в последующем: если криптофиат владеет для юзеров большей привлекательностью, чем наиболее волатильная нативная расчетная единица, не ставит ли это под опасность сохранность самой системы? И что это значит для нативной валютной единицы блокчейна?

Чтоб верно подойти к ответу на этот вопросец, давайте коротко разглядим пользовательские свойства криптофиата. Хотя бы на том уровне, чтоб найти, как они значимы и вправду ли готовы вытеснить нативные криптовалюты.

Динамика криптофиатных транзакций

Тут я ограничу анализ пределами блокчейна Ethereum, так как на его базе обращается приблизительно 75 процентов имеющихся токенизированных баксов. А начать я предлагаю с беглого взора на график капитализации.

: Coin Metrics

На начало мая размер криптофиата на блокчейне Эфириума составляет наиболее 7 миллиардов $, в сопоставлении с рыночной капитализацией эфириума около 24 миллиардов $. Неисчерпывающая подборка больших токенов на базе Ethereum, не являющихся стейблкойнами, в совокупы составляет около 10 миллиардов $. Таковым образом, Ethereum все еще имеет «коэффициент верхних слоев» (отношение капитализации ненативных к капитализации нативных токенов) наименее 1. Время от времени молвят, что блокчейны, в каких совокупная стоимость ненативных токенов превосходит капитализацию нативного актива, являются принципно опасными; я не вижу обстоятельств, по которым это обязано быть так. Но если ненативные токены затмят нативную расчетную единицу раз в 5, это быть может поводом для беспокойства. Я думаю, что в длительной перспективе перегрузка верхних слоев станет характерна фактически всем токеноносным блокчейнам.

Но что насчет денежных потоков? Может быть, еще большее значение имеет фактическая финансовая пропускная способность, обеспечиваемая этими системами. На стейблкойны как и раньше приходится относительно маленькая (хоть и возрастающая) толика ончейн-транзакций. Транзакции, подразумевающие трансфер ETH, все еще наиболее популярны, в то время как остальные токены оказались маргинализированы.

: Coin Metrics

Может быть, самое принципиальное – это фактическая стоимость, передаваемая в ончейн-транзакциях. Вы сможете созидать, что, невзирая на наименьшее количество транзакций, по транзакционной пропускной возможности в баксовом выражении криптофиат занял доминирующую позицию на блокчейне Ethereum. Объемы иных ERC20 токенов фактически неразличимы. Направьте внимание, что в этих данных находится значимая некорректность и что тут я полагаюсь на корректировку, произведенную командой Coin Metrics.

: Coin Metrics

Если вывести эти же данные в виде рыночных толикой, то ясно видно, как Tether отъедает объемы Эфириума. Даже не считая Tether, остальные стейблкойны – такие как USDC, BUSD и DAI – насчитывают существенную часть от совокупной цены транзакций на Ethereum,

: Coin Metrics

Огромные пики на графике «других ERC20 токенов» соединены в главном с акциями по их первичной продаже. 1-ый большенный пик – это токенсейл Augur, а большенный утес посреди 2018 года связан с пуском главный сети EOS. Остальные пики включают всплески активности, связанные с ZRX, Enigma, BNB, LEO и ChainLink. Но по мере того как популярность токенсейлов падала, а почти все токены из тех, что употребляли Ethereum просто в качестве временной стартовой площадки перед пуском главный сети, перебежали на последующий шаг, относительное воздействие токенов эталона ERC20 снизилось, и на 1-ый план вышел криптофиат.

Вкупе эти графики демонстрируют, что, при относительно маленькой базе валютной массы стейблкойнов, через транзакции в их проводятся весьма значительные валютные потоки. Вычисление доверчивого показателя оборачиваемости (мера того, сколько раз за год одна расчетная единица меняла собственного обладателя) это подтверждает.

: Coin Metrics

Стейблкойны показывают весьма высшую оборачиваемость в сопоставлении с нативными единицами измерения: они употребляются в транзакциях еще почаще, чем обыденные криптовалюты (биткойн владеет весьма низкой оборачиваемостью, меньше 10). В этом нет ничего необычного. Мы знаем, что стейблкойны интенсивно употребляются для расчетов меж биржами и в почти всех частях света стали рассматриваться как имеющиеся вне банковской системы заменители бакса.

В конце концов, принципиально отметить, что транзакции в стейблкойнах очень различаются от транзакций в эфирах. Суммы крайних, обычно, еще меньше и исчисляются десятками баксов, тогда как обычная транзакция в стейблкойнах может составлять 10-ки тыщ баксов.

: Coin Metrics

Установленная база юзеров стейблкойнов все еще относительно невелика. На нынешний денек всего на 1,3 миллиона адресов всех стейблкойнов на базе Ethereum находится наиболее 1 $; для эфира этот показатель равен 12 миллионам адресов. Таковым образом, стейблкойны владеют наименьшей, но очень активной базой юзеров, которые употребляют эти токены для больших нередких транзакций при наименьшей валютной базе. Стоит снова обмолвиться, что мы не можем со всей определенностью сказать, теснят ли они транзакции в ETH либо лишь дополняют, увеличивая их количество, но все эти токены в конечном счете соперничают за одно и то же место блока, и при иных равных отправитель наиболее большой транзакции, возможно, готов заплатить наиболее высшую комиссию.

Беря во внимание, что стейблкойны достигнули таковой популярности за сравнимо маленький срок, не кажется очень выдуманным представить для себя мир, где подавляющее большая часть транзакций на Ethereum деноминировано в баксах. Денежный риск в течение всего срока выполнения транзакции (либо договора) представляется так противным, что вынуждает ее участников употреблять ненативные активы. Я не понимаю, подразумевали ли архитекторы Ethereum такую возможность, но сейчас, когда она, кажется, уже реализуется, стоит задуматься о последствиях этого.

Итак, полезен либо вредоносен рост криптофиата для системы Эфириума?

Долларизация Ethereum

Существует обычная петля оборотной связи, на которой почти во всем строится механизм деяния криптовалютных систем. Юзеры находят вожделенным определенный тип места блока, и потому они получают надлежащие нативные единицы для совершения транзакций. Также они платят комиссии в этих нативных расчетных единицах. Этот резервационный спрос (удержание нативной единицы в течение ненулевого периода времени) является источником покупательского давления. Удорожание нативной единицы, в свою очередь, содействует росту сохранности системы (и, может быть, пулов капитала, как, к примеру, фонды на разработку), так как сохранность обычно является функцией размера выпуска и цены единицы. По мере роста сохранности и, как следует, гарантии окончательности расчета, пространство в блоке в этом блокчейне становится наиболее симпатичным. В мире proof-of-stake все еще проще: предполагается, что сохранность является функцией рыночной капитализации. Если вы сможете побудить юзеров брать, задерживать и употреблять нативную единицу для длительных договоров либо в качестве обеспечения по расчетам, этот спрос должен проявляться в стоимости, что делает систему наиболее неопасной.

Стейблкойны в некий мере подрывают эту схему. Они не только лишь потенциально замещают спрос на нативную расчетную единицу сети, они также побуждают юзеров жонглировать несколькими валютами, используя одну для настоящих платежей, а другую – для оплаты комиссий. Представьте, что вы посылаете банковский перевод и вас требуют произвести оплату комиссию в размере 10 баксов акциями вашего банка. Возможно, вы предпочтете просто заплатить комиссию в баксах. (Тут необходимо отметить, что есть предложения по введению ликвидации токенов за ETH в фоновом режиме, чтоб юзеры могли совершать транзакции, не владея ETH.)

Хотя есть и исключения. В Dai в качестве обеспечения употребляется ETH, потому даже при использовании в качестве транзакционной единицы Dai делает резервационный спрос на ETH. Но Dai мало скомпрометировал эту идею, добавив в пул обеспечения выпускаемых токенов USDC, BAT и Wrapped Bitcoin. На нынешний денек более приметной (в баксовом выражении) средой для выполнения транзакций на базе Ethereum является Tether, токены которого обеспечиваются баксами на счетах в офшорных банках. Хотя подход Dai представляется намного наиболее элегантным исходя из убеждений сохранения петли оборотной связи [спрос на транзакции ➡️ резервационный спрос ➡️ безопасность ➡️ спрос на транзакции], толика Dai на рынке стейблкойнов относительно невелика. Даже DeFi, где ранее употреблялся лишь Dai, сейчас стали принимать ничем не приметный, богатый баксами USDC. Стейблкойны с баксовым обеспечением просто дешевле выпускать. Хотя стейблкойны с обеспечением в ETH воплощают внутри себя наиболее гармонический подход к созданию размеренных расчетных единиц, похоже, что обыденные стейблкойны с фиатным обеспечением пока одерживают верх.

Протоколы как монетарные суверены

Мне представляется полезным помыслить о данной нам дилемме в контексте государственных стран, управляющих своими валютами. Они сталкиваются с весьма схожими неуввязками: как обеспечить местную монополию для собственной суверенной валюты и обеспечить сохранение ее ценности. Время от времени страны не управляются с данной нам задачей и мучаются от замещения государственной валюты со стороны собственных людей; это именуется долларизацией. Можно сказать, что, как и Венесуэле, «Царству Ethereum» сейчас грозит долларизация. Вопросец в том, есть ли у Ethereum инструментарий, чтоб противостоять этому явлению либо по последней мере минимизировать вред от него.

Подобно местной суверенной власти, Ethereum (протокол) наделяет эфир (валютную единицу) определенными преимуществами – буквально так же, как правительство США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) обеспечивает привилегии баксу. Давайте кратко разглядим, что делает бакс таковым мощным. Это сочетание как очевидных приемуществ, так и эмерджентных параметров, возникающих в итоге функционирования систем, которые США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) гарантирует и поддерживает.

Очевидные привилегии бакса содержат в себе:

  • Факт того, что это единственная валюта, которую казначейство воспринимает для уплаты налогов
  • Федеральные законы, которые практически определяют банкноты Федеральной запасной системы как действительное и легитимное средство для урегулирования долговых обязанностей и оплаты вещей
  • Создание правительством США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) налоговых обязанностей, побуждающих компании и физических лиц получать и задерживать баксы для уплаты налогов
  • Освобождение бакса от налога на прирост капитала в связи с увеличением курса государственной валюты, в отличие от зарубежных валют

Кроме этого, есть некие эмерджентные индивидуальности, которые поддерживают ценность бакса:

  • Правительство США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) будет принимать баксы лишь в обмен на казначейские векселя, которые числятся самой неопасной формой муниципального долга
  • Для покупки ценных бумаг, размещенных в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) – таковых как акции либо облигации – необходимы баксы
  • В наиболее общем плане США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) являются действенным гарантом послевоенной западной системы интернациональной торговли, в итоге чего же бакс становится расчетным средством для торговли как снутри США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), так и на международном уровне
  • США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) поддерживают давнешние договоренности с таковыми странами, как Саудовская Аравия, в каких те соглашаются деноминировать продажу нефти в баксах, а взамен получают защиту и военную помощь от США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)
  • Бакс имеет тенденцию быть наиболее надежным и размеренным, чем остальные валюты, потому он удерживается в качестве средства сохранения покупательной возможности даже за пределами Соединенных Штатов
Читайте также:  Большие инвесторы начали интенсивно скупать биткойн

Вопреки всераспространенному воззрению, ничто по сути не мешает янки употреблять в качестве средства для выполнения транзакций другую валюту, кроме того факта, что это было бы весьма неэффективно, повлекло бы за собой создание доп трения в виде налога на прирост капитала и в итоге транзакторам все равно пришлось бы получать баксы для уплаты налогов. Вообщем, утверждать, что налогообложение является единственной движущей силой цены бакса (как это делают почти все), означает несколько упрощать ситуацию. Хотя США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) вправду наделяют бакс определенными качествами, можно сказать, что по сути они культивируют среду, в какой обычно прибыльно держать баксы. Эти причины в совокупы делают весьма мощный резервационный спрос на бакс как снутри США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), так и за их пределами.

Стоит также отметить, что некие страны вводят контроль за движением капитала, чтоб препятствовать воззванию собственных валют на открытом рынке. Заместо этого, они обеспечивают спрос тем, что практически воспрещают своим гражданам обменивать национальную валюту на остальные. Само собой очевидно, что у криптовалют, лишенных поддержки правительства либо военных, нет средств для обеспечения чего-либо напоминающего контроль движения капитала. Напротив, они глобализованы, в значимой степени лишены трений при обмене и владеют достаточно высочайшей портативностью.

Как обстоят дела в Ethereum? Это не национальное правительство, и у него нет способности впрямую вмешиваться в экономику, как это могло бы создать правительство. Наиболее того, он неразрывно связан с крипторынками и не может препятствовать вольному движению капитала. Рост криптофиата буквально недозволено приостановить при помощи контроля за движением капитала. Но Ethereum может наделить ETH определенными преимуществами. Делая упор на перечисленные тут (англ.) всераспространенные аргументы о том, почему ETH будет оставаться ценным, давайте начнем с очевидных приемуществ:

  • ETH употребляется по дефлоту для уплаты неотклонимых комиссий за транзакции
  • Стоимость транзакций в ETH «дисконтирована» относительно токенов: отправка ETH просит 21 000 единиц «газа», тогда как отправка токенов – наиболее 40 000 ед. газа.
  • Часть комиссий, уплаченных в ETH, быстрее всего, будет сжигаться (в случае принятия EIP-1559)

Эмерджентные характеристики ETH заключаются в последующем:

  • ETH употребляется для залога в договорах на Ethereum и в качестве расчетной единицы для приложений снутри протокола (как Maker и т. п.)
  • Значимая толика имеющихся в воззвании ETH может оказаться заблокированной в кошельках, когда будет введен proof-of-stake
  • ETH – запасная валюта для выпуска токенов на платформе (как ICO) и в наиболее общем плане, как базисная валюта (вместе с BTC) для крипторынка в целом
  • ETH – объект спекуляций; некие люди открывают позиции на крипторынках конкретно ради него

Пройдемся кратко по менее убедительным аргументам: ICO, похоже, ушли в прошедшее и чуть ли возродятся в ближнем будущем. Хотя почти все альткойны торгуются впрямую против ETH, доминирующими торговыми парами для их являются BTC и все почаще USDT. В ситуации рыночного равновесия спекуляции сами по для себя не являются достаточным источником резервационного спроса и их наличие не дает никакого положительного эффекта. И блокировка монет в рамках PoS не предоставляет гарантий их удорожания – постоянно остается возможность для образования неспешного транша заблокированных монет меж транзакторами, использующими оставшиеся незаблокированными ETH для короткосрочных целей при необходимости. Направьте внимание, что монеты с мастернодами, такие как Dash, не избежали понижения цены, хотя значимая толика их предложения оставалась инертной в мастернодах.

Более убедительные аргументы в пользу длительной ценности эфира, на мой взор, сводятся к тому, что он нужен для оплаты комиссий, а способность Ethereum сохранять ценность ETH подобна ситуации США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и бакса. Задачка заключается в том, чтоб культивировать среду, в какой людям будет прибыльно держать и употреблять ETH. Конкретнее, эфиру нужно избегать идущих рука о руку абстракции комиссий и абстракции средства расчетов.

Абстракция комиссий

Что касается комиссий, общество Ethereum смотрится полностью солидарным в отношении того, чтоб не платить комиссии в чем бы то ни было другом, не считая ETH. Тут необходимо отметить, что по сути нет правила, которое бы говорило, что транзактор, чтоб его транзакция была включена в блок, должен заплатить майнеру только ETH. Оплату комиссий постоянно было может быть создавать и по наружному каналу. Но в самом протоколе Ethereum предусмотрены значимые ограничения для проведения платежей с комиссиями не в ETH. Не много того, что комьюнити Ethereum, похоже, понимает опасность абстракции комиссий, да и достаточно покладистый тут соц договор Ethereum, быстрее всего, будет сопротивляться повышению абстракции комиссий через изменение протокола. Похоже, что уже в скором времени быть может принято EIP-1559, вносящее значимые конфигурации в логику сбора комиссий.

Если поглядеть обширнее, то настаивание на уплате комиссий только в ETH (а потом сжигание их, что практически предполагает вознаграждение держателей ETH за счет дохода валидаторов) представляется мне достаточно прямолинейной формой извлечения ренты. Представьте для себя абсурдный сценарий, в каком, протокол предписывает взимать колоссальную комиссию в размере 0,5 ETH за транзакцию. В этом случае юзеры или выдумают некоторый наружный способ для оплаты валидаторов (что, я думаю, может быть при некой изобретательности, даже если сам протокол это воспрещает), или они мигрируют в другой блокчейн, в каком нет такового обременительного налога.

Хотя архитекторы протокола Ethereum имеют возможность свободно упражняться с ним в свое наслаждение, постоянно есть риск того, что они сделают блокчейн непрезентабельным для юзеров. И практически неотклонимая оплата (выдача денег по какому-нибудь обязательству) комиссий только в ETH, и следующее перенаправление этих комиссий с валидаторов и внедрение их как собственного рода вознаграждение для держателей ETH, могут отбить у предполагаемых транзакторов охоту употреблять Ethereum. Другая цепочка, которая бы позволяла юзерам платить комиссию в токенизированных баксах, а не заставляла их жонглировать несколькими валютами, полностью могла бы употреблять это клин для захвата толики рынка.

Абстракция средства расчетов

Как и в случае с баксом, нет ничего, что добивалось бы использования в качестве расчетного средства в системе Ethereum только ETH. И это и по правде та системная функция, что находится под опасностью. Комиссии, по-видимому, постоянно будут деноминированы в ETH, но комиссии представляют собой относительно маленькую долю спроса на резервы, составляя всего около 800 ETH в день по сегодняшним ставкам. К тому же ETH для уплаты комиссий можно закупать и ровно к выполнению транзакций, что минимизирует воздействие этого фактора на спрос. Еще важнее сохранение статуса ETH как доминирующего средства выполнения транзакций на блокчейне.

Если криптофиат крепко закрепляется в системе блокчейна и маргинализирует нативные расчетные единицы, то рыночная оценка нативной расчетной единицы пострадает. Сжигание монет и стейкинг влияют на сторону предложения, но что по-настоящему имеет значение – так это спрос. Но обществу Эфириума не стоит отчаиваться. Хотя стейблкойны на данный момент переживают вспышку популярности и затмевают размер транзакций в ETH, это не совершенные замещающие продукты. Обеспеченные фиатом стейблкойны несут с собой правовой и регуляторный багаж, который может стукнуть по юзерам в хоть какой момент. Они не свободны от ответственности: их функционирование зависит от сговорчивости банков и хорошей воли эмитента. Риск контрагента находится постоянно. Некие сценарии использования постоянно будут добиваться поистине нативного и вольного от правовой ответственности обеспечения.

Отравленная чаша?

Отменная новость состоит в том, что стейблкойны, похоже, увеличивают сумму взимаемых комиссий в Ethereum. Хотя тут представления расползаются, я в целом считаю, что, для того чтоб оставаться устойчивыми в длительной перспективе, как можно большая компенсация валидатора обязана поступать в виде комиссий (а не с выпуском новейших монет) и что существование здорового рынка места блока весьма лучше. Комиссии – это форма дохода для системы блокчейна, и наличие каналов постоянного поступления доходов обеспечивает ей значительную вариативность. Если поглядеть на график количества USDT-транзакций на Ethereum, можно увидеть, что периоды большенный загрузки совпадают с пиками на графике размера комиссии.

: Coin Metrics

Направьте внимание на большенный всплеск в сентябре 2019 года, который проявился в размере комиссий с опозданием, понижение комиссий в январе, когда количество транзакций в USDT свалилось, и апрельский рост комиссий, когда количество USDT-транзакций опять возросло. Естественно, есть и остальные искажающие причины, и наиболее полный анализ был бы желателен, но широкая потребность в дорогостоящих транзакциях постоянно будет иметь в виду наличие транзакторов, готовых заплатить наиболее высшую комиссию, что совершенно хорошо.

Одним из более нередко упоминаемых недочетов наличия на блокчейне ненативных активов является их потенциал к формированию извлекаемой майнерами ценности (miner-extractable value, MEV). И если способности MEV, обеспечиваемые ненативными токенами станут весьма большенными по отношению к цены базисного залога, обеспечивающего сохранность сети, то возникнет возможность того, что этот дисбаланс можно будет употреблять. Обыденный ответ заключается в том, что ненативные токены защищены не только лишь криптоэкономическими мерами, да и внепротокольными правовыми и институциональными ограничениями. К примеру, так как любая отдельная монета стейблкойна, обычно, быть может заморожена его эмитентом, кража USDT либо USDC быть может просто лишена смысла. Но тогда возникает вопросец: для чего напрягать себя организацией воззвания этих долговых обязанностей ончейн, если расчет по ним практически является функцией благонамеренности эмитента? Если это всего только права требования к базе данных, в конечном счете поддерживаемой обыденным юридическим лицом, для чего совершенно необходимо возиться с массивным общественным блокчейном базисного уровня, заместо того, чтоб сделать, к примеру, свой наиболее централизованный сайдчейн?

В конечном счете, похоже, что в истинное время происходит некая степень абстракции средства расчетов по обычный экономической причине: деноминирование среднесрочных и длительных договоров в волатильном залоге – просто нежизнеспособный вариант. Обществу Ethereum есть смысл возлагать на то, что или стейблкойны с обеспечением в ETH станут наиболее видными, или доверие юзеров к стейблкойнам с централизованными кастодианами окажется подорвано, и это послужит им напоминанием о преимуществах вольных от правовой ответственности нативных расчетных единиц. Риск абстракции комиссий пока что представляется не весьма острым, но конструкторам сети стоит остерегаться возникновения других методов расчета с валидаторами. Чрезмерная рентоориентированность и посредничество могут спровоцировать отток юзеров в конкурирующие системы, приветствующие наиболее размеренное обеспечение и с наиболее мягенькими комиссиями.

 

 

Источник

About Adminer

Check Also

Поведение цены BTC у $14000 пугающе похоже на период прошлых выборов президента США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)

Во время президентских выборов и в 2016, и в 2020 году, биткойн не демонстрировал значимой …

Добавить комментарий