Понедельник , 12 апреля 2021
Home / Майнинг / Как масштабировать Биткойн, ничего не меняя

Как масштабировать Биткойн, ничего не меняя

: Unsplash

Как Биткойн стал набирать популярность, в обществе появились споры о том, как его масштабировать. Ведь согласно уайтпейперу Биткойна, который предложил загадочный Сатоши Накамото, блоки транзакций в сети не могут быть больше 1 мб в размере, а это ограничивает пропускную способность сети Биткойна до 8 транзакций за секунду.

Сейчас мы желаем поделиться с вами очередными размышлениями криптоэнтузиаста и сооснователь статистического ресурса Coinmetrics.io, Ника Картера.

Фактически с самого начала «дискуссию о масштабировании» Биткойна и криптовалют совершенно можно было представить в гегельянских понятиях, о которых мы поведаем ниже.

  • Тезис: пиринговые криптовалюты полезны для онлайн-коммерции.
  • Антитезис: онлайн-коммерция просит миллионы транзакций в денек.
  • Синтез: чтоб преуспеть, криптовалюты должны масштабироваться.

Это было начальным пт рассуждений в промышленности и прессе огромную часть крайнего десятилетия. В истинной статье я покажу, что эта назойливая мысль упускает из виду основное, и предложу другой взор. Я считаю, что институциональное масштабирование – это недооценённый вектор, в каком полностью может быть двигаться без существенного вреда для гарантий Биткойна.

Я имею в виду идею Хэла Финни о биткойн-банках, которые будут выпускать векселя, обеспеченные криптовалютой. Если отлично выискать, то примитивная версия таковой системы уже существует. Но для того, чтоб сохранить такие гарантии, как уникальность, биржи и кастодианы должны часто подтверждать, что их резервы соответствуют их обязанностям.

Дальновидность получателей рассылки

Самым первым общественным комментарием к уайтпейперу Сатоши, поступившим через 5 часов опосля его рассылки криптографам, было последующее проницательное наблюдение Джеймса Дональда:

«Если транзакции будут проводить сотки миллионов людей, то пригодится большая пропускная способность – любому необходимо знать всё либо его существенную часть».

Джеймс сообразил то, что ускользало от внимания почти всех тех, кто стремглав ринулся в кроличью нору терабайтных блоков: Биткойн работает лишь поэтому, что хоть какой может хранить копию реестра и повсевременно её синхронизировать. Если синхронизация с текущим состоянием реестра будет очень дорогой, то проводить её сумеют только немногие избранные, что практически добавит иерархию в системе, которая, чтоб работать, обязана быть одноуровневой.

Что любопытно, в ответе Сатоши на этот вопросец упоминаются SPV-доказательства, что в свете нынешних познаний кажется несколько доверчивым. Предполагается, что SPV-доказательства дозволят неполному узлу знать, что транзакция была включена в блокчейн, не скачивая его на сто процентов. Наобум ссылаться на SPV-доказательства как решение трудности масштабируемости – это приблизительно то же самое, если б учёные, специализирующиеся программкой «Аполлон», произнесли: «Путешествие на Альфу Центавра? Да всего-то необходимо превысить скорость света!».

Довольно сказать, что на нынешний денек SPV-доказательства фактически больше не рассматриваются как действующий способ масштабирования. В различных сценариях они сводятся к тому, что юзерам всё равно придётся инспектировать весь блокчейн.

Джеймс попал в самую точку. Он сходу сообразил, что Биткойн – это единый реестр, который все узлы сети должны поновой подтверждать любые 10 минут. Так как все должны всё созидать, сотки миллионов людей, проводящих транзакции, просто перегрузят систему.

Но что, если предпосылка о том, что Биткойн предназначен для глобальной пиринговой онлайн-коммерции на личном уровне, неверна? И тут в нашей истории возникает Хэл Финни.

Видение Хэла

В 2010 г. первопроходчик цифровых средств Хэл Финни привёл резоны в пользу того, что можно именовать институциональным подходом к масштабированию Биткойна.

«Есть отличные предпосылки для существования банков с резервами биткойнов, которые выпускают свою цифровую валюту, конвертируемую в криптовалюту. Сам Биткойн не может масштабироваться так, чтоб все до единой денежные транзакции в мире транслировались всем и врубались в блокчейн. Необходимы платёжные системы второго уровня, которые будут не таковыми ресурсоёмкими и наиболее действенными. Аналогично время, нужное для доказательства транзакций Биткойна, будет удобным разве что для покупок на средние либо огромные суммы.

 

Банки с биткойн-резервами решат эти трудности. Они могут работать так, как банки до национализации валюты. Различные банки могут иметь разную политику: одни могут быть наиболее брутальными, остальные – наиболее ограниченными. Одни могут применять частичное резервирование, а остальные будут на 100% обеспечены биткойнами. Процентные ставки могут варьироваться. Курс у одних быть может ниже, чем у остальных».

Проявив блестящую проницательность, Хэл сообразил, что базисный уровень Биткойна в его сегодняшнем формате никогда не масштабируется в хотимой мере. (К огорчению, почти все сторонники Биткойна не сообразили этого, что привело к ожесточённым войнам за повышение размера блоков в 2015-17 гг.). Исходя из убеждений Хэла Биткойн должен выступать высокоуровневыми средствами, применяемыми в больших взаиморасчётах меж финансовыми институтами, а не платёжным токеном, применяемым в электрическом эквиваленте маленьких наличных платежей. Он понял, что достаточно неспешное доказательство транзакций Биткойна (в сопоставлении с наличными и кредитными картами) в сочетании с неэффективностью самого блокчейна значит, что применять его в ежедневных платежах – это всё равно что пробовать вставить куб в круглое отверстие.

Хэл представлял для себя систему, где банки доступны для аудита, подотчётны и имеют прозрачные резервы. Может даже развиться вольный рынок резервов, где вкладчики сумеют выбирать банки с таковым уровнем обеспечения, который соответствует их склонности к риску.

Банки с недостающими резервами могут вытерпеть крах, но это будет здоровый рыночный сигнал, потому что отбраковка слабеньких частей сделает всю систему посильнее. Сравните это с той системой, всю сущность которой мы узрели в 2008-09 гг.: денежные университеты по уши в долгах, зная, что если что-то пойдёт не так, правительство им поможет. Так как власти дали осознать, что не дадут банкам упасть, рынок лишился ценного механизма оборотной связи и опасности стали всё наиболее абстрактными, непрозрачными и сокрытыми.

Как писала Элен Оу:

«Денежные университеты вызывают у людей чувство сохранности, скрывая опасности под напластованиями трудности. Криптовалюта ставит опасности на видное пространство и хвастает сиим в вебе».

В денег опасности никуда не деваются, даже если они неявны, и их сокрытие нередко ведёт к наиболее плачевным последствиям.

Буквально так же как денежные университеты один за иным становились банкротами из-за ядовитых балансов в 2009 г., когда опасности неприметно возросли, подавляемые системные опасности вылезут на поверхность, когда нынешний кредитно-денежный опыт даст трещинку.

Может ли Биткойн это смягчить? Может быть, нет. Но сама его структура содействует созданию другой денежной системы, которая будет намного прозрачнее и открытее в отношении рисков, чем сегоднящая. Таковым лицезрел его Хэл Финни: биткойн как виртуальный актив, доказуемые резервы которого держат денежные университеты. Не являющийся ничьим пассивом прозрачный виртуальный актив, при помощи которого банки сумеют обосновать свою жизнеспособность.

Масштабирование гарантий

иллюстрации: БитНовости

Но давайте кратко напомним, что мы совершенно имеем в виду под масштабированием. На данный момент уже разумеется, что обычное повышение размера блоков не работает. Биткойн должен быть доступен для аудита, а это просит полного, несокращённого реестра.

В сути, Биткойн полагается на то, чтоб все знали обо всех транзакциях. Может быть ли масштабирование без вреда для этого главного свойства? Поглядим, как в этом ракурсе ощущают себя главные классы нововведений, связанных с масштабированием:

  • Отложенные взаиморасчёты (основным образом, Lightning). Lightning и остальные подобные модели разрешают юзерам проводить транзакции, окончательные взаиморасчёты по которым будут произведены позднее. Гарантии блокчейна остаются, но они не употребляются в любом платеже. Недочет этих моделей в том, что, к примеру, окончательный расчёт происходит не одномоментно и необходимо быть онлайн для получения платежа.
  • Модель баз данных (масштабирование базисного уровня). Как уже упоминалось, обычное повышение размера реестра лишает блокчейн его преимуществ, потому что не все могут его хранить. Может быть, для этого существует какой-либо метод, требующий малого доверия, с SPV-доказательствами и защитой от мошенничества, но он пока не найден.
  • Проигрывание гарантий в остальных блокчейнах (сайдчейны, наследование сохранности, объединённый майнинг). Эта модель предоставляет сохранность Биткойна иным блокчейнам либо наращивает размер блоков самого Биткойна. Монеты с объединённым майнингом, такие как Namecoin, подходы с «подтверждением подтверждения» (proof-of-proof), такие как VeriBlock, и сайдчейны, такие как Rootstock, более-менее относятся к одному классу подходов к решению трудности. Они представляют перспективный возможный путь к масштабированию, потому что переносят гарантии Биткойна на потенциально неограниченные блоки, но они пока недостаточно исследованы. Но вероятен вред для гарантий – остаётся риск, что майнеры могут цензурировать транзакции в сайдчейне либо как-то по-другому в него вмешиваться. Готовые реализации, которые мы лицезрели, такие как Liquid, употребляют консорциумы, заместо того чтоб полагаться на подтверждение выполнения работы.
  • Университеты с минимизированным доверием. Этот подход применяет гарантии Биткойна – доступность для аудита, редчайшие цифровые средства – в контексте депозитарных институтов. Если кратко, то конечными юзерами Биткойна будут университеты, такие как биржи, банки и кастодианы, тогда как их клиенты будут опосредованно воспользоваться преимуществами первой криптовалюты. Некие недочеты остаются, и ряд параметров Биткойна неприменимы в кастодиальном контексте, но если будут реализованы такие протоколы, как подтверждение платежеспособности, то некие гарантии Биткойна будут доступны юзерам, пусть и через посредников.
  • Как должны смотреться биткойн-банки?

    иллюстрации: БитНовости

    Безбедна ли мысль Хэла о мире банков с биткойн-резервами? В определённом смысле таковой мир уже существует, потому что почти все юзеры соприкасаются с Биткойном не впрямую, а через кастодианы и посредников. Хотя большая часть бирж утверждают о полном обеспечении, на практике это не постоянно так. Разумеется, к примеру, что у QuadrigaCX огромную часть существования было только частичное резервирование. Мне не надо тут пересказывать темную историю о злоупотреблениях и недобросовестности криптовалютных бирж.

    Нечто такое обычное, как протокол подтверждения платежеспособности, сделало бы положение Quadriga естественным за длительное время до того, как компания разорилась. В мире, где все биржи обосновывают свою платежеспособность, Quadriga просто отказалась бы это созодать, что вызвало бы справедливые подозрения и сохранило бы юзерам нервишки и средства.

    Безупречный биткойн-банк должен применять схемы вроде подтверждения платежеспособности, чтоб передать гарантии Биткойна вкладчикам. Естественно, эти схемы не идеальны и тут вероятна недобросовестность, но это достаточно высочайшая планка. Ты можешь лгать аудиторам, если ты общественная компания, но, быстрее всего, рано либо поздно тебя разоблачат и это уже будет нарушение закона. Хоть какой серьёзный биткойн-банк будет подвергаться аудиту лишь в этом случае, если считает, что успешно его пройдёт. Как уже упоминалось, если это обретёт популярность, то это поделит депозитарную промышленность на надёжные банки с неплохой репутацией, которые часто обосновывают свои резервы, и ненадёжные банки, вызывающие подозрения из-за нежелания проходить аудит.

    Стоит внести ясность, что я не отрицаю, что долговые обязательства, обращаемые снутри банков и меж ними в целом не имеют параметров Биткойна. Я только предлагаю метод, как создать эти долговые обязательства больше схожими на Биткойн, предоставив вкладчикам определённые гарантии.

    Избранные характеристики Биткойна по способу использования

    Свойство Предъявительский актив Открытость Уникальность Программируемость Проверяемость
    Определение Держатель считается обладателем; право принадлежности не принадлежит третьей стороне Юзеры могут проводить транзакции, не спрашивая разрешения у какой-нибудь третьей стороны Будет существовать лишь 21 млн единиц; никакая 3-я сторона не может поменять темпы эмиссии Может быть создание обычных условных договоров Юзеры могут проверить, не нарушаются ли правила базисного протокола
    Сила
    Базисный уровень Биткойна
    Мощный; протокол Биткойна разглядывает хоть какого с ключом от UTXO как обладателя Мощная; на базисном уровне не необходимы разрешения, чтоб отправлять либо получать биткойны Мощная; PoW гарантирует соблюдение расписания эмиссии Ограниченная программируемость при помощи сценариев: HTLC мультиподписей Мощная; юзер может проверить верность всего блокчейна
    Сеть Lightning Мощный с обмолвками; биткойны в каналах обременены, но в конечном счёте доступны Некастодиальные юзеры Lightning могут проводить транзакции без разрешений Мощная; Lightning не может употребляться для сотворения новейших биткойнов Существенно усовершенствованная программируемость с сохранением гарантий Биткойна Мощная, но просит наиболее активного мониторинга
    Биржи Слабенький; чтоб получить подлинные биткойны, требуется вывод средств Фактически отсутствует; требуется разрешение Может пострадать; частичное резервирование может временно наращивать предложение BTC Ограниченная программируемость; нет гарантий Биткойна Нет проверяемости
    Биржи + подтверждение платежеспособности Слабенький, хотя клиенты могут быть убеждены, что обязательства могут быть выполнены Отсутствует, как и выше Мощная; с надёжными протоколами платежеспособности юзеры могут быть убеждены, что средств столько, сколько заявляется Ограниченная программируемость Частичная проверяемость в отношении отсутствия инфляции, но наименьшая, чем при наличии полного узла

    Из таблицы выше видно, что хотя Lightning и остальные подходы с надстройками либо пристройками к блокчейну переносят гарантии Биткойна в остальные сферы, биржи с подтверждением платежеспособности также могут внести собственный вклад. Сайдчейны (если их получится правильно воплотить) и Lightning не являются взаимоисключающими с предлагаемой институциональной моделью: я представляю их как параллельные и доп подходы к масштабированию Биткойна. Принципиально отметить, как не достаточно означает долговое обязательство на бирже без подтверждения резервов. Оно весьма далековато от базисного уровня Биткойна.

    Также необходимо отметить, что хотя Lightning и остальные подходы второго уровня полностью могут стать мейнстримными способами масштабирования, они делают это с иным набором гарантий. У Биткойна и Lightning различные начальные предпосылки. В этом нет ничего непременно отвратительного – и энтузиасты и создатели Lightning это признают, – но гарантии расчётов тут не совершенно такие неразрушимые, как в чистом Биткойне. Таковым образом, прецедент масштабирования Биткойна с разными другими уступками полностью обусловлен и должен быть также перенесён и на университеты.

    Создание кредита в Биткойне

    Почти все биткойнеры отпрянут в страхе от слов «частичное резервирование», невзирая на то что их произносил сам 1-ый последователь Сатоши Хэл Финни. Но я считаю, что рисками частичных резервов можно управлять, если они подотчётны перед вольным рынком и если банки прозрачно открывают свои фактические резервы.

    Неувязка бирж с частичным резервированием, на мой взор, не в том, что они не имеют полного обеспечения, а в том, что они искажённо демонстрируют свои опасности клиентам. Невзирая на бурные споры о этом посреди последователей австрийской экономической школы, я лично поддерживаю вольный рынок пользовательских вкладов, где биржи могут иметь различный уровень резервов.

    Принципиально, чтоб эти резервы были прозрачными и чтоб юзеры могли правильно оценить риск неплатежеспособности. Как отлично понятно, на практике для работы банка полное обеспечение не непременно, потому что юзеры обычно не снимают все свои вклады сразу. В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), к примеру, большие депозитарные университеты должны держать резерв, равный минимум 10% обеспеченных обязанностей. Я не понимаю, какая цифра будет пригодной для мира Биткойна, но верю в способность рынка её отыскать. Из популярности платформ для кредитования, таковых как BlockFi, разумеется, что некие юзеры предпочтут счета, приносящие проценты, и, как следует, сумеют принять несколько огромные опасности в банке.

    Что по сути обосновывают подтверждения платежеспособности?

    До сего времени я разглядывал подтверждения платёжеспособности и резервов как фактически одно и то же, но это не совершенно правильно. Следует уточнить терминологию. Подтверждение резервов предполагает то, что у вас вправду есть, и оно обычно не имеет смысла без соответственного подтверждения обязанностей, другими словами того, что, как вы заявляете, вы должны. Вкупе, если всё выполнено должны образом, они могут выступать условным подтверждением платежеспособности.

    Подтверждение резервов + Подтверждение обязанностей = Подтверждение платежеспособности

    =

    У вас есть столько, сколько вы заявляете + Вы должны столько, сколько заявляете = Ваши резервы соответствуют вашим обязанностям

    1-ый способ подтверждения платежеспособности был формализован Грегом Максвеллом и Питером Тоддом, и мы будем именовать его подходом Блекла. Подход Блекла дозволяет юзерам биржи удостовериться, что их баланс включён в перечень всех клиентских балансов, который биржа публикует для аудита. Этот процесс состоит из 2-ух частей: подтверждение того, сколько вы должны, и демонстрация того, сколько у вас есть. Как обрисовывает Грег Максвелл:

    «Поначалу ты показываешь, сколько средств у тебя есть, при помощи signmessage для фактических монет в блокчейне. Это довольно просто.

     

    Потом необходимо обосновать, сколько ты обязан иметь. Это мало труднее. Можно просто опубликовать балансы ВСЕХ, к примеру по ID аккаунта, но это не нужно по причинам конфиденциальности и из коммерческих суждений».

    Обосновать резервы просто – биржа подписывает транзакцию со всеми своими UTXO. Сейчас хоть какой может узреть, что у биржи есть x BTC. Естественно, биржа может для этого взять биткойны взаем. Конкретно потому аудит будет работать, лишь если он будет происходить на неизменной базе, и он должен сочетаться с анализом валютных потоков (представьте, что биржа берёт кредит на 10 000 BTC любой квартал за недельку до аудита её платежеспособности, и погашает его на последующий денек!).

    Труднее обосновать, сколько ты должен – другими словами твои обязательства перед вкладчиками. И тут в игру вступает дерево Блекла: оно дозволяет юзерам удостовериться, что их счета и балансы включены в конечный хеш, не раскрывая деталей чьего-либо баланса либо счёта. Подобно коллективному иммунитету, юзеры могут получить относительно мощные гарантии, что биржа не врёт, если собственный баланс проверит достаточное их количество.

    Нерадивая биржа, естественно, может cжульничать, опубликовав нулевые балансы для неактивных счетов, которые, как она ждет, не будут проводить проверку; но она подвергается большенному риску: если хотя бы один таковой счёт проведёт проверку, биржа будет разоблачена.

    Как гласит Зак Уилкокс, подход Блекла:

    «…даёт метод проверить, что предполагаемые обязательства биржи перед тобой включены в те, которые она на публике заявляет, и дозволяет принять обоснованное решение насчёт того, стоит далее иметь с ней дело, если эти числа расползаются».

    Стивен Рус из Blockstream формализовал часть с подтверждением резервов в BIP и реализации на GitHub. Это обязано сочетаться с подтверждением обязанностей (как описано выше) либо надёжным аудитором.

    Неувязка подхода Блекла в том, что он делает обязательства биржи общественными, что для почти всех бирж быть может ненужным. Так, в 2015 г. Дагер, Бюнц, Бонно, Кларк и Бонэ выпустили статью «Provisions: подтверждения платежеспособности для биткойн-бирж с сохранением конфиденциальности». Чтоб убрать недочеты подхода Блекла, Дагер и др. разработали криптографическую схему Provisions, которая:

    «Дозволяет бирже на публике обосновать, что у неё есть довольно биткойнов, чтоб покрыть все клиентские балансы, так, чтоб: 1) все клиентские счета оставались на сто процентов секретными; 2) ни на одном счету не было отрицательного баланса; 3) биржа не открывала общий размер собственных активов либо пассивов; и 4)биржа не открывала свои биткойн-адреса».

    Схема Provisions состоит из трёх протоколов:

    • Подтверждение активов (резервов): биржа употребляет подтверждение с нулевым разглашением, чтоб показать, что она имеет определённую сумму BTC, не раскрывая эту сумму;
    • Подтверждение пассивов (обязанностей): биржа гарантирует общую сумму пользовательских балансов, также позволяя клиентам в личном порядке проверить верность обозначенного биржей баланса;
    • Подтверждение платежеспособности: биржа обосновывает с нулевым разглашением, что сумма доказательств активов и пассивов равна 0.

    Это лучше, чем подход с деревом Блекла + signmessage, потому что тут не раскрывается баланс биржи, а заместо этого просто выводится 1 либо 0 – биржа платежеспособна либо нет.

    Существует также огромное количество промежных инструментов меж подходом Блекла и разными предлагаемыми подходами с нулевым разглашением, позволяющих биржам обосновать свою платежеспособность, в которые я не буду тут углубляться.

    Где же Биткойн-банки?

    Если Биткойн-банки Финни могут посодействовать масштабировать ведомую криптовалюту, то где они? Большие биржи и кастодианы (я использую тут биржи, кастодианы и остальные депозитарные университеты как взаимозаменяемые понятия с «банками») – это только очередные доверенные третьи стороны. Как привратники Биткойна, они приносят больше вреда, чем полезности, препятствуя вольному доступу.

    Может быть, это утверждение несколько гиперболизировано. Хотя долговые обязательства на BTC бирж вроде Coinbase, Bitfinex и Xapo не дают юзерам тех же транзакционных гарантий, что незапятнанный Биткойн, всё же они представляют недооценённый вектор масштабирования. В числе приверженцев институционального масштабирования CEO Xapo Венсес Казарес:

    Читайте также:  Что такое блокчейн? Полное управление

    «На Xapo происходит много транзакций. Так как транзакции снутри биржи не должны проходить через блокчейн, они проводятся в настоящем времени и безвозмездно. Сейчас на каждую транзакцию, которую мы проводим через блокчейн, приходится приблизительно 20 транзакций снутри Xapo».

    Нетрудно узреть, как Биткойн-банк может выпускать в сайдчейне векселя на депозиты. Но чтоб они внушали доверие, нужна конвертируемость. Это та же неувязка, с которой столкнулся Tether, – некое время никто не веровал, что компания вправду способна погашать USDT. Тут может посодействовать неизменный аудит резервов.

    Как уже говорилось, подтверждение резервов дозволяет депозитарному институту обосновать наличие определённой суммы, опосля что при помощи доверенного аудитора можно показать, что его обязательства соответствуют резервам.

    Либо же можно дозволить юзерам инспектировать, есть ли внутренние балансы, совпадающие с их вкладами. Если это будет созодать довольно юзеров, то можно иметь уместно мощные гарантии, что биржа платежеспособна. Стоит увидеть, что подтверждение резервов – это ни при каких обстоятельствах не панацея. Дэнни Брэдбери из Coindesk отмечает, что нужно обосновывать как резервы биткойнов, так и фиатные операции, и что неизменное подтверждение резервов лучше, чем эпизодические.

    Почти все биржи уже ранее предоставляли подтверждения резервов. Разумеется, этому содействовала неплатёжеспособность Mt.Gox. Что любопытно, история доказательств резервов по большей части состоит из нарушенных обещаний. Ряд бирж удалили все следы собственных прошлых доказательств резервов, а остальные не выполнили обещания предоставлять подтверждения резервов на неизменной базе.

    • Июнь 2011 г.: Марк Карпелес создаёт грубое подтверждение платежеспособности при помощи известной транзакции на 424 242 BTC.
    • Февраль 2014 г.: Coinkite выкладывает сейчас удалённое подтверждение аудита резервов.
    • Февраль 2014 г. Опосля неплатежеспособности Mt.Gox руководители Coinbase, Kraken, Bitstamp, BTC China, Blockchain.info и Circle публикуют совместное заявление с обещанием аудитов и большей прозрачности. Лишь Kraken и Bitstamp обосновывают резервы, но никто из их не делает этого на неизменной базе.
    • Февраль 2014 г.: Coinbase приглашает Андреаса Антонопулоса для проверки собственных практик хранения, хотя формального анализа он так и не провёл. В итоге он удаляет своё сообщение о этом.
    • Март 2014 г.: Bitstamp публикует результаты наружного аудита собственной платежеспособности, в процессе создав крупнейшую транзакцию в истории (на тот момент).
    • Март 2014 г.: Kraken обосновывает резервы при помощи подхода Блекла, заявляя, что «намеревается проводить аудиты на постоянной базе». Но этого не случилось.
    • Апрель 2014 г.: Английская биржа Coinfloor публикует собственный 1-ый доказуемый отчёт о платёжеспособности. В отличие от остальных биткойн-бирж, через месяц возник ещё один отчёт. Потом ещё один. И ещё один. В январе 2021 г. возник 82-й отчёт, что намного больше, чем у всех остальных бирж совместно взятых.
    • Август 2014 г.: Huobi публикует результаты аудита подтверждения резервов, проведённого Стефаном Томасом.
    • Август 2014 г.: OkCoin «проходит» аудит подтверждения резервов, организованный Стефаном Томасом. Но опосля ухода из OkCoin в итоге конфликта технический директор Чанпэн Чжао сознался, что курировал фальсификацию аудита подтверждения резервов. OkCoin решительно это опровергает, утверждая, что никакой фальсификации не было.

    «Я [Чанпэн Чжао] могу подтвердить, что OkCoin удалила ряд аккаунтов (применяемых ботами OkCoin), чтоб пройти аудит подтверждения резервов в августе 2014 г. В сути, эти боты ведут торговлю с частичным (либо несуществующим) обеспечением. Стефану Томасу во время аудита солгали. Это грустное ограничение способа подтверждения резервов».

    • Июнь 2015 г.: Bitfinex публикует пресс-релиз, где утверждается, что биржа, при помощи ПО (то есть программное обеспечение — комплект программ для компьютеров и вычислительных устройств) для мультиподписей Bitgo, собирается избавиться от собственной многосторонней модели и хранить пользовательские монеты на сегрегированных счетах, чтоб клиенты могли проверить свои вклады ончейн в настоящем времени. В августе 2016 г. хакеры похитили с Bitfinex 119 тыс. BTC, опосля что от сегрегированного способа с мультиподписями отказались. Потом Bitfinex опубликовала адреса прохладных кошельков BTC, EOS и ETH, чтоб хоть какой мог их выслеживать.
    • Ноябрь 2018 г.: Tether публикует квазидоказательство резервов; банковский партнёр компании Deltec Bank and Trust Limited подтверждает её наличный баланс. Крайний совпадает с суммой тетеров в воззвании, хотя скептики не до конца удовлетворены.

    Наблюдается одна общая закономерность: биржи и депозитарные университеты публикуют результаты аудита либо подтверждения резервов лишь под последним нажимом. Волну активности в 2014 г. вызвала неплатежеспособность Mt.Gox. Невзирая на заявления, что подтверждение резервов станет неизменным и постоянным действием, никто из бирж, не считая Coinfloor, не выполнил это обещание.

    Может быть, ситуация изменяется. На рынке возникают новейшие депозитарные университеты, такие как Fidelity Digital Assets, Square Crypto, Bakkt и ErisX, и некие из их заявили о намерениях быть наиболее подотчётными перед юзерами Биткойна. Полностью возможно, что когда регуляторы наберутся опыта, они будут ждать от биткойн-банков криптографический аудит. Опосля того как было разоблачено, что ситуация с QuadrigaCX – это не случайная утрата ключей, но фактическая неплатежеспособность и вероятное мошенничество, самое время, чтоб остальные биржи пересмотрели свои протоколы подтверждения резервов. Если они этого не сделают, им на замену полностью могут придти остальные.

    : Unsplash
    Заключение

    Биткойн – это институциональная разработка, правительство без армии. Может быть, заместо того чтоб пробовать загнать его в плохо ему пригодные рамки, стоит испытать считаться с его текущей реальностью. Да, возникло хаотичное огромное количество кастодианов и банков, нередко с безответственным отношением к пользовательским вкладам. Из их вкусных кусков было похищено либо неправомерно присвоено выше млрд баксов.

    Как можно близко к реальности поправить такое положение дел, чтоб это соответствовало природе Биткойна? Хотя мы повсевременно слышим: «Не твои ключи – не твои монеты», биткойн-банки никуда не денутся – их удобство перевешивает недочеты. Что, если мы признаем, что они будут существовать до того времени, пока предоставляют полезные услуги, и сосредоточимся на том, чтоб придать им гарантии Биткойна?

    В свои 10 лет Биткойн вступил в период созревания. Может быть, если признать, что он самобытен и имеет узенькое назначение, он будет ощущать себя наиболее уверенно в собственной роли. Добавив университеты к числу субъектов, таковых же прозрачных и подотчётных, как и фактически Биткойн, можно абсолютно сделать лучше положение дел в нынешней депозитарной промышленности первой криптовалюты.

    Возражения
    Банки по собственной сущности несовместимы с Биткойном

    В мире Биткойна существует несколько нигилистический взор, решительно отрицающий значение бирж и кастодианов, как если б они совершенно не существовали. Мне кажется, что нередко это вызвано ностальгией по 2010-12 гг., когда сеть была вправду одноуровневой и неиерархической. Естественно, недозволено препятствовать вольному предпринимательству и коммерции, и смышлёные предприниматели решили сделать полезные сервисы обмена, кастодиального хранения и банковских услуг для биткойнеров.

    Я далёк от темной драматичности большинства самозваных профессионалов и считаю, что это полностью обычная эволюция. Банки на данный момент принципиальная часть сети, и необходимо с сиим смириться. Да, наличие узла для проверки входящих платежей принципиально, но на самом деле некие узлы важнее, чем остальные. А именно, узлы бирж, блокчейн-эксплореров, API-компаний, коммерческих сервисов и в перспективе – больших хабов сети Lightning. В этом нет ничего отвратительного, и это никак не компрометирует Биткойн.

    На данный момент стильно гласить: «Не твои ключи – не твои биткойны», но, хотя это совсем правильно, упускается из виду основное. Как надо относиться к людям, решившим дать свои ключи банку в обмен на долговые обязательства? Самоуверенно высмеивать их за то, что они не готовы хранить ключи без помощи других (что всё ещё очень трудно для большинства обычных людей)? Либо войти в их положение и попробовать его сделать лучше при помощи подотчётности бирж? Я настаиваю на крайнем.

    Для чего кому-то на данный момент начинать обосновывать свои резервы, если это так непопулярно?

    В криптовалютной промышленности есть одна противная изюминка, которую можно именовать финоменом прозрачности. Если по-простому, то чем наиболее ты прозрачен, тем огромную поверхность атаки ты открываешь и тем больше у твоих критиков способностей, чтоб к для тебя придраться. Всё это не содействует открытости и прозрачности. Так как промышленность до сего времени не достаточно регулировалась, операции более удачных проектов непрозрачны. Не существует аналогов американской формы отчётности 10-K для имеющихся проектов либо формы S-1 для выпуска новейших токенов.

    То же касается депозитарных институтов: их регулирование расплывчато и часто для их не существует специальной группы. В таковых критериях им нередко прибыльно открывать о собственных операциях как можно меньше подробностей. Не считая того, подтверждение резервов накладно, и в крайние годы биржи стремятся отличиться не столько собственной надёжностью, сколько ликвидностью и числом торгуемых активов.

    Я считаю, что есть несколько катализаторов, которые могут содействовать тому, чтоб биржи начали обосновывать свои резервы:

    • Рост саморегулируемых организаций (СРО). В отсутствие каких-то новейших законов либо наиболее активного вмешательства регуляторов, роль СРО в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и остальных продвинутых странах может возрасти. Япония уже лидирует в этом. СРО необходимо будет уверить свои муниципальные правительства, что они используют к биржам эталоны, и востребовать от организаций-участников обосновывать свою платежеспособность – это обычная (и не таковая уж обременительная) поощрительная политика.
    • Длительные последствия истории с QuadrigaCX. Все детали скандала ещё не раскрыты, но всё наиболее возможно, что дело не в потерянных ключах. Данные криминалистической экспертизы указывают на случайное, длившееся не один год частичное резервирование. Обман таковых масштабов не имеет прецедентов в Биткойне. В случае Mt.Gox биржа была взломана, а не преднамеренно украла средства у клиентов.
    • Разветвление на законопослушные биржи и сероватый/чёрный рынок. Искушённые, приклнные к регуляторам биржи чётко отграничатся от нерегулируемых. Этот новейший класс будет стремиться отличиться не числом торгуемых токенов, а надёжностью и сохранностью. Естественным источником такового разграничения будет наличие аудитов, включая подтверждение резервов.

    Частичное банковское резервирование убьет ценностное предложение Биткойна

    Существует распространённое заблуждение, как будто биткойн-банки с частичным резервированием подорвут гарантии первой криптовалюты. Естественно, частичное резервирование на время собственного существования наращивает предложение кредита (грубо говоря, средств). QuadrigaCX делала конкретно это: у биржи не было достаточных резервов, и она потаенно увеличивала предложение биткойнов, если включать в его оценку долговые обязательства на криптовалюту.

    Тем не наименее потаенное частичное резервирование недолговечно – обычно его обнаруживают, как было в случае Mt.Gox, Quadriga и остальных. Когда обман раскрывается и долговые обязательства теряют свою конвертируемость, кредитное предложение биткойнов сокращается. Частичные резервы – это леверидж, а их разоблачение – делеверидж. Сокрытая инфляция валютной массы происходит лишь во время существования такового потаенного частичного резервирования. Наикрупнейшее банки – Coinbase, Bitfinex и т. д. – очень мотивированы не искажать свою платежеспособность, поэтому что они рискуют собственной репутацией, а их руководители – свободой. И когда эта промышленность станет наиболее зрелой и большая толика рынка будет приходиться на регулируемые банки, большая часть средств будет находиться на кастодиальном хранении в самых ответственных банках.

    Частичное резервирование {само по себе} плохо

    Это больше философская позиция, чем таковая, которую можно было бы разрешить эмпирически. Я лично считаю, что биткойн-банкинг с неполным резервированием неизбежен, а потому есть смысл выступать за то, чтоб он был очень ответственным и прозрачным. По моему воззрению, неувязка не в частичном резервировании самом по для себя, а в том, что оно может ошибочно отражать платежеспособность биржи. Биржи с полным резервированием постоянно могут погасить вклады; биржи с частичным резервированием время от времени не могут выполнить это обязательство.

    Если я одолжу другу биткойны на месяц, то создам кредит. Genesis, BlockFi и Unchained Capital делают то же самое, лишь в огромных масштабах. Институциональные первичные брокеры – то же, но в ещё огромных масштабах – покажутся совершенно скоро. Обыденный банк с частичным резервированием делает то же самое. Он создаёт кредит, ссужая часть пользовательских вкладов, и зарабатывает благодаря огромным процентам по кредитам, чем по депозитам. Потому тем, кто скептически относится к частичному резервированию, чтоб быть поочередными, нужно быть против хоть какой кредитной активности, связанной с Биткойном. Я встречал таковой взор, но это кажется очень жестоким – и к тому же нереалистичным. Существует очевидный спрос на кредиты и ссуды в биткойнах.

    Я отношусь к частичным резервам так же, как к кастодианам: они неминуемы, потому стоит стремиться создать их очень прозрачными. Я предлагаю подвергнуть биткойн-банки этим же силам, которые привели к возникновению самого Биткойна: вольному рынку. На данный момент мы имеем рынок кастодиальных услуг, который наивно считают справедливым, но на котором временами появляются потрясения и разоблачаются обманы. Почему бы не предпочесть рынок кастодиальных услуг, где разные предлагаемые уровни обеспечения будут прозрачными?

    Действенный аудит биткойн-банков неосуществим

    Один из самых жёстких критиков запасной денежной модели для Биткойна – Эрик Воскёйл. В посте в вики Libbitcoin Эрик оспаривает взор Сейфедина Аммуса на Биткойн как твёрдый резерв, который должны применять коммерческие и центральные банки подобно тому, как ранее они употребляли золото.

    Эрик отбрасывают идею о том, что сертификаты на депозиты в биткойнах заслуживают доверия, утверждая:

    «Действенный аудит дела выпущенных долговых обязанностей к резервам BTC неосуществим».

    Разумеется, критика Эрика основывается на ряде предпосылок:

    • Коммерческие банки могут быть поглощены государством; ну и совершенно банки – это только одна из личин страны.
    • Подтверждение резервов ни в котором случае не может отдать вкладчикам адекватные гарантии.
    • Уровень обеспечения должен держаться на доверии, а как следует, его недозволено проконтролировать.
    • Весь рынок биткойна сосредоточится в границах этих депозитарных институтов, которые будут выдавать друг дружке долговые обязательства.

    Подробное рассмотрение этих предпосылок выходит за рамки истинной статьи, но их непревзойденно опроверг Juice. Если честно, я просто на сто процентов не согласен с Эриком по нескольким главным пт. Я считаю, что подтверждение резервов, если верно выполненное при участии надёжного аудитора, способно отдать вкладчикам наиболее чем достаточные гарантии. Я также не думаю, что власти сходу же возьмут под контроль всю валютную массу биткойнов на депозитарном хранении. Коммерческие банки независимы, и в нефашистском государстве будут оставаться такими.

    Давайте мало вернёмся вспять. Чтоб считать, что система биткойн-банкинга сумеет избежать заморочек, которые обрекли систему на базе золота, необходимо веровать, что у криптовалюты есть достоинства в сопоставлении с золотом как запасным активом. Смею представить, что это вправду так. А именно:

    • Биткойн подлежит аудиту по самому собственному плану. Тот, у кого есть полный узел, не только лишь проводит аудит предложения и смотрит за соблюдением правил, но также проводит аудит всей исторической последовательности транзакций, чтоб убедиться, что любая из их законна и соответствует правилам.
    • Аудит валютной массы M1 биткойна стоит дёшево. Работа полного узла обходится в несколько баксов за месяц. Золотые узлы, напротив, дорогие. Рентгенофлуоресцентные спектрометры стоят недёшево и сложны в использовании. На практике на личном золотом рынке стоимость проверки 1-го слитка золота так высока, что пригодилось создание доверенных цепочек поставок, так что золото обращается в закрытой системе, где его не надо поновой перепроверять на любом шаге. Вполне надёжная цепочка поставок золота так дорога, что в мире их только несколько, причём наикрупнейшая сосредоточена в Лондоне. Если любопытно, почитайте правила неплохой поставки Английской ассоциации участников рынка драгоценных металлов. В реальный момент в Лондоне в рамках данной нам системы хранится золото на $300 миллиардов. Не считая того, центральные банки также держат огромные количества золота на неизменной базе.
    • Оценка суммы непогашенного биткойн-кредита по последней мере правдоподобна, тогда как для золота она невозможна. Если биржи будут выпускать долговые обязательства по вкладам в биткойнах, как они делают на данный момент, то у нас есть инструменты, чтоб убедиться, что они нам не лгут.

    Короче говоря, Биткойн предоставляет гарантии аудита, которые несопоставимо лучше тех, которые даёт золото, избавляясь от потребности в доверенных цепочках поставок и драгоценного хранения и проверки. Криптографическая природа Биткойна, которую можно расширить при помощи обычных аудитов подтверждения резервов, делает его отлично пригодным для кастодиального хранения с наименьшим доверием.

    Для чего наслаждаться посредничеством? Почему бы не выступать за мир, где все будут впрямую применять Биткойн?

    Я понимаю, что мой подход может казаться довольствованием наименьшим. Но я считаю, что мы уже упустили шанс жить в мире, где Биткойн будет употребляться совершенно без посредников. Со стороны обычных людей есть большой запрос на кастодианы и банки – и это понятно. Акционерные сертификаты мы тоже не держим сами. Держать подобные вещи без помощи других тяжело, и доп достоинства банков – начисление процентов, духовный покой и т. д. – сделали их очень пользующимися популярностью.

    Согласно Coinshares, на данный момент около 2,9 млн BTC находится на кастодиальном хранении у Coinbase, Xapo, биткойн-фонда Greyscale, Binance и им схожих. Coin Metrics гласит, что за крайние 5 лет было интенсивно около 14 млн биткойнов (всего уже выпущено 18,6 млн, но значимая часть предложения утрачена либо бездействует), что значит, что около 20% фактического предложения находится у третьих сторон!

    Модель с промежными цепочками. : Ник Картер

    Я не верю, что в один красивый денек мы все совместно пробудимся и решим хранить наши биткойны без помощи других. Я вижу два направления для данной нам промышленности: или кастодианы будут и далее нарушать наше доверие и терять наши вклады, или мы заставим их придерживаться высочайшего эталона подотчётности. Чтоб вышло крайнее, нужно признать, что они принципиальная часть биткойн-экономики, отлично это либо плохо. Если существование посредников значит, что Биткойн потерпел беду, то догматикам следует покинуть проект.

    И, поправде, даже если для вас не нравится мысль биткойн-банков, вы ничего не теряете, требуя, чтоб они обосновывали свои резервы. Обыденные денежные университеты придерживаются серьезных нормативов, поэтому что в неприятном случае их ожидают серьёзные последствия. Заместо того чтоб университеты, принимающие вклады в биткойнах, подпадали под регуляторный режим, мы полностью можем выступать за то, чтоб биржи без помощи других проводили собственный аудит.

    Что, если с Биткойном случится что-то нехорошее? Можно ли это обобщить?

    Модель, которую я предлагаю, применима к хоть каким подлежащим аудиту цифровым предъявительским активам. В этом различие меж золотом и виртуальными валютами/активами: в крайние аудит встроен, тогда как аудит и проверка золота весьма обременительны.

    С монетами конфиденциальности мало труднее, но их аудит вероятен при помощи ключей просмотра либо выборочного разглашения.

    Банковские кредиты в биткойнах практически наращивают их предложение

    Смышлёные читатели вспомянут курс основ экономики, где демонстрировалось, что каскад банковских депозитов и кредитов при низком уровне обеспечения практически ведёт к созданию новейших средств – которых намного больше, чем имеется на вкладах.

    Так будет, если покажется оживлённая промышленность биткойн-банков с неполным резервированием. По сути, если приглядеться, то это уже имеет пространство. Номинальные объёмы на бирже биткойн-деривативов Bitmex затмевают те, которые наблюдаются на спотовых биржах. Там торгуется намного больше биткойнов, чем существует на депозитах на бирже, как раз поэтому, что Bitmex предоставляет юзерам займы в виде маржи. Это создание кредита.

    Я не думаю, что создание кредита {само по себе} – это плохо, ведь это самая базисная составляющая денег. Если кредит создаётся прозрачно, на базе запасного актива, не являющегося ничьим пассивом, то это намного лучше, чем текущая система. И я считаю, что к этому стоит стремиться.

    Вы постоянно сможете поблагодарить переводчика за проделанную работу:
    BTC: 3ECjCH5tPoyDCqHGCXfiiiLZQ3tVGzCSxB
    ETH: 0xf45a9988c71363b717E48645A412D1eDa0342e7E

    ПОНРАВИЛАСЬ НОВОСТЬ: Как масштабировать Биткойн, ничего не меняя — поделись ссылкой на НАШ веб-сайт

    About Adminer

    Check Also

    Полное управление как обезопасить себя в вебе

    : Unsplash С того времени как возник веб, наша жизнь всё больше и больше становилась …

    Добавить комментарий