Воскресенье , 6 декабря 2020
Home / Аналитика / Цикличность комиссий общественных блокчейнов и циклы негативной оборотной связи

Цикличность комиссий общественных блокчейнов и циклы негативной оборотной связи

Придуманный в 1788 году Джеймсом Уаттом центробежный регулятор представляет собой маленькое смышленое устройство, сделавшее паровые движки жизнестойкими в промышленном контексте. Практически центробежный регулятор воспринимает вращающий момент от парового мотора и передает его к утяжеленным шарам. Когда шары вращаются, центробежная сила толкает их ввысь, и они выталкивают рычаг, соединенный с клапаном. При довольно резвом вращении шаров клапан запирается. Таковым образом, регулятор воспринимает входной импульс от паровой машинки и механически регулирует поток пара, а через это и скорость мотора.

Это нововведение сделало паровые движки применимыми в промышленных действиях, требующих стабильности и прогнозируемых скоростей, – к примеру, в механических ткацких станках. Главная мысль состоит в том, что по мере того, как система набирает энергию, вырастает и отрицательная оборотная связь, ограничивающая прирост энергии. Для паровых движков таковой регулятор – принципиальная и нужная часть конструкции. Как мы увидим, схожее явление существует и в общественных блокчейнах — с несколько наиболее разноплановыми плодами.

Любознательный чемодан повторяющихся комиссий

Когда несколько улеглась пыль опосля мании 2017 года, я увидел, что комиссии и количество транзакций в Биткойне, похоже, следуют определенному паттерну. При мере роста заполняемости блоков комиссии вырастают, с какого-то момента количество транзакций начинает понижаться, а позже заполняемость блоков опять начинает расти. По моей оценке в 2017 году этот цикл повторился 6 раз.

Средние комиссии (BTC) (красноватый, левая шкала) и количество транзакций в BTC (голубий, правая шкала). График доступен на веб-сайте Coin Metrics.

Необходимо отметить, что и для средних комиссий, и количества транзакций, я употреблял 7-дневную скользящую среднюю. Люди вспоминают «кризис комиссий» конца 2017 года в Биткойне как одно событие, но по сути было как минимум четыре периода мощного роста комиссий, а если считать наиболее маленькие пики, то и все 6. Просто большая часть людей считают комиссии в баксовом эквиваленте, а не в нативных расчетных единицах сети, потому они увидели лишь финишный длительный всплеск комиссий, когда курс биткойна к баксу США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) тоже резко вырос.

В среднем, комиссии достигали пика приблизительно через две недельки опосля транзакций. Весь цикл занимал около 2-ух месяцев, хотя в течение года эти процессы ускорялись. На фоне роста наполняемости блоков, незначимый как как будто всплеск количества транзакций поднял комиссии до фактически запретительных для юзеров уровней. Естественно, комиссии – это лишь симптом (один отдельный признак, частое проявление какого-либо заболевания). Главным фактором является ограниченное место блоков.

Визуализировать процесс такового «критического торможения» можно, исследовав связь меж наполнением блоков и средними комиссиями.

Средние комиссии (BTC) (красноватый, левая шкала) и средние размеры блоков (б) (голубий, правая шкала).

Используя таковой подход, можно узреть, что по мере того, как блоки наполнялись и оставались заполненными, комиссии ползли ввысь. Когда комиссии достигнули пиковых значений, юзеры решили совершать меньше транзакций, и место блоков сделалось высвобождаться, что привело и к изменениям в размере блоков. Но по мере того как комиссии понижались, место блоков начинало смотреться наиболее симпатичным для юзеров, и они ворачивались к использованию протокола, вновь увеличивая спрос на ресурсы блокчейна. Во время крайнего огромного скачка комиссий приблизительно в январе 2018 года блоки оставались заполненными под завязку в течение нескольких месяцев, а комиссии достигнули ошеломляющих значений как в BTC, так и в баксовом выражении.

Имейте в виду, что SegWit был официально активирован 23 июля 2017 года. Так как практически это означало повышение размера блока (позволяя блокам переносить эквивалент 4 Мб данных), то во 2-ой половине года мы следили прорыв ограничения в 1 Мб на блок. Но из-за того, что переход юзеров на SegWit не произошел мгновенно, средний размер блока рос весьма медлительно.

Вот схема этого процесса. Я называю его осциллированием, поэтому что в итоге и комиссии, и ресурсы блокчейна, колеблются по синусоиде. Но это можно обрисовать и как цикл негативной оборотной связи, так как по достижении определенных пороговых значений высочайшие комиссии начинают препятствовать транзакциям.

И это не попросту приметное совпадение. Я указывал на это тогда и, но на тот момент цикл не имел особенного значения, так как не было способности создать ставку на то, каким, по вашему воззрению, будет количество транзакций через недельку. Урок, который я из этого извлек, был прост: в некий момент юзеры разочаровываются в комиссиях, и они начинают снижать ценность ончейн-транзакций, в особенности если комиссия составляет значимый процент от суммы их транзакции. SegWit как форма пакетной обработки транзакций в данной нам ситуации был огромным подспорьем. С одной стороны, комиссии являются механизмом самокоррекции, побуждая больших потребителей места блоков быть экономнее в отношении ресурсов блокчейна. Но все это только укрепило мою идею о том, что масштабирование Биткойна востребует сотворения ряда систем отложенных транзакций, разрешаемых на основном блокчейне в согласовании с рядом моделей доверия. Очередной вывод для меня заключался в том, что конфигурации в заполняемости блоков и размере комиссий складываются в точный актуальный цикл, и опосля периода весьма больших комиссий требуется несколько недель на то, чтоб возвратиться к прежнему уровню употребления.

«Кризис комиссий» 2020 в Ethereum

В этом году, когда комиссии в Ethereum начали ползти ввысь, а позже затмили Биткойн, я задался вопросцем, воспроизведет ли Ethereum динамику колебаний комиссий и транзакций Биткойна. Я желал осознать, будет ли это иметь этот же эффект либо окажется наиболее разрушительным для Ethereum из-за того, что так большенный процент ликвидности сосредоточен в главном блокчейне (а не находится в большей степени на централизованных биржах, офчейн). Мое предположение состояло в том, что мы можем узреть приблизительно ту же динамику, лишь с наименьшей амплитудой колебаний, так как в Ethereum предусмотрен механизм динамического конфигурации размера блоков, который может возрастать, реагируя на возрастающий спрос. Как оказывается, рост комиссий в итоге имел наиболее разрушительный эффект, чем я ждал.

Количество транзакций в ETH (красноватый, левая шкала) и средние комиссии (ETH) (голубий, правая шкала). Стрелками обозначены даты выпуска токенов График доступен на веб-сайте Coin Metrics

Как и Биткойн в 2017, Ethereum в этом году перетерпел всплеск использования и роста числа транзакций, что привело к росту комиссий. Общественный пуск токена Compound посреди июля прирастил нагрузку на блокчейн и, как следствие, давление комиссий, а со обилием остальных запусков комиссии Эфириума начиная кое-где с середины августа достигнули крещендо. Несколько приметных запусков – в особенности двойной пуск токенов SushiSwap и Uniswap – подняли комиссии до заоблачных высот. На 2 сентября средний размер комиссий в Ethereum составлял наиболее 14 баксов. Всего в тот денек было выплачено в виде комиссий 16,7 миллиона баксов, что существенно превысило доход майнеров от эмиссии новейших токенов, составивший 5,98 миллиона баксов. И по мере того как комиссии росли, некие юзеры стали откладывать свои транзакции, и полное количество ончейн-транзакций сделалось понижаться. Когда посреди августа мы вступили в новейшую эру больших комиссий, количество транзакций в денек в Ethereum начало неприклонно сокращаться. Пиковых значений комиссии достигнули намного позднее 2 сентября, но к октябрю также начали понижаться.

Всего через два денька, 4 сентября, я предсказал в подкасте On The Brink, что высочайшие комиссии Ethereum воздействую не только лишь на загруженность блокчейна, да и на ликвидность на децентрализованных биржах. Вот перевод маленького фрагмента из того выпуска (соответственная часть начинается с 36:30):

Ник Картер: Мы лицезрели, как подобные колебания транзакций и комиссий происходили в Биткойне в 2017 году; и я бы произнес, что быстрее всего приблизительно так это будет происходить и в Ethereum. Так что практически комиссии вырастают по мере роста использования места блоков, и по достижении определенного критичного значения юзеры просто на некое время прекращают совершать транзакции – для их это становится неэкономичным. Количество транзакций и собираемых с их комиссий сокращается, В итоге что средний уровень комиссий понижается. Тогда люди опять начинают совершать транзакции и цикл повторяется.

И на мой взор, массовая акция распродажи, может быть, тоже частично связана с сиим, поэтому что некие розничные инвесторы, пользовавшиеся этими ончейн-биржами, оказались просто вытеснены с рынка высочайшими комиссиями. А ведь розничные инвесторы – это бóльшая часть неосведомленного потока, против которого ведут торговлю так именуемые умные средства. Потому я думаю, что, когда это происходит, это наносит большенный удар по ликвидности в целом.

Мэтт Уолш: Нет ритейла – нет прибыли.

И хотя найти динамику цены ETH бывает тяжело, и я далек от утверждения, что она связана только с сиим явлением, курс ETH/USD достигнул пика 1 сентября, опосля что начал понижаться, тогда как комиссии оставались завышенными до конца месяца.

Так что все-таки все-же вышло? Пара вещей. Во-1-х, Ethereum перетерпел, как мне кажется, 1-ые так мощные колебательные конфигурации в размере комиссий и уровне использования блокчейна. При этом комиссии достигнули пика приблизительно через три недельки опосля количества транзакций, опосля что оба значения значительно снизились. Может быть, наиболее увлекательный момент состоит в том, что средний размер транзакций и в Ethereum, и в разных стейблкойнах, взлетел ввысь сразу с ростом комиссий. Это и понятно: у юзеров есть свое представление о том, какой процент от суммы транзакции они готовы выплачивать в качестве комиссий. По мере роста комиссий люди перестают совершать маленькие транзакции, и наиболее большие юзеры начинают доминировать.

Корреляция меж этими значениями поразительно тесноватая, и, как мне кажется, гласит о том, что юзеры весьма чувствительны к размеру комиссий.

Средние комиссии (ETH) (красноватый, правая шкала) и средние размеры транзакций (ETH) (зеленоватый, левая шкала). График доступен на веб-сайте Coin Metrics.

И это относится не только лишь к базисным транзакциям в ETH. В токенах вроде Tether также наблюдается рост размеров транзакций по мере роста комиссий в Ethereum.

Средние комиссии (ETH) (красноватый, левая шкала) и средние размеры транзакций (USD/USDT) (голубий, правая шкала). График доступен на веб-сайте Coin Metrics.

Это гласит о том, что в сознании юзеров есть некоторое пороговое значение комиссий, которые они готовы платить, в виде процента от суммы транзакции, и по мере роста комиссий все они наименее охотно совершают наиболее маленькие транзакции – если лишь в этом нет настоящей необходимости.

Но этот эффект может разъясняться и некий третьей объясняющей переменной – таковой как рост майнинга ликвидности, – которая сразу перегружала блокчейн и завлекала наиболее больших транзакторов. Несколько больше ясности, на мой взор, заносит исследование состава транзакций в ETH. Интуитивно я ощущал, что высочайшие комиссии вытеснили наиболее маленькие транзакции, но это было не полностью ясно, пока я не собрал такую диаграмму:

На 1-ый взор этот график может показаться не очень приметным. Он указывает понижение количества транзакций по мере роста комиссий сети, о чем мы уже гласили выше. Но наиболее увлекательный момент заключается в изменении динамики переводов ETH и USDT, которые поделил на две подгруппы по пороговому значению 500 $. На графике видно, как толика транзакций в ETH на сумму наиболее 500 $ размеренно возрастает в сопоставлении с наиболее маленькими транзакциями по мере роста комиссий. Давайте исключим из наблюдения транзакции с договорами и сфокусируемся лишь на 2-ух категориях трансферов ETH из обозначенных выше:

Толика переводов ETH на сумму < 500 $ (красноватый) и средние комиссии ETH (голубий).

Это неоспоримое свидетельство. Из всех транзакций кроме ассоциированных с договорами толика трансферов ETH на сумму наименее 500 баксов в июне составляла около 85%, но когда комиссии существенно возросли, толика таковых транзакций упала до всего 40%. В конце концов я получил очевидное подтверждение собственного догадки: высочайшие комиссии вымывают с рынка наименьших юзеров.

Как и следовало ждать, это явление можно следить и в паттернах использования наикрупнейшго ERC20-токена, Tether. На графике ясно видно, как по мере роста средней комиссии в Ethereum количество наиболее маленьких транзакций с середины августа начинает понижаться. Количество больших транзакций в Tether при всем этом остается относительно размеренным, хотя некое понижение количества транзакций в период больших комиссий можно следить и в нем.

Количество транзакций Tether на сумму < 500 $ (голубий), > 500 $ (красноватый) (левая шкала) и средние транзакции в ETH (желтоватый, правая шкала).
Влияют ли высочайшие комиссии на ликвидность?

Итак, мы доказательно установили наличие точной оборотной связи меж размером комиссий и внедрением ресурсов блокчейна как в Биткойне, так и в Эфириуме. В отношении Биткойна мы знаем, что исторически длительность цикла составляет около 2-ух месяцев; для Ethereum таковых данных пока нет. Не считая того, разумеется, что в сознании юзеров есть некоторое предельное значение размера комиссии по отношению к сумме совершаемой транзакции и что наиболее маленькие участники сети в периоды больших комиссий откладывают совершение транзакций или переносят их в остальные платежные сети. Это приводит к тому, что средние размеры транзакций как в ETH, так и в остальных токенах на базе Эфириума, растут в периоды больших комиссий.

Но есть ли в данной нам истории что-то еще? Либо это просто проигрывание сценария, наблюдавшегося в Биткойне в 2017 году? Я бы рискнул представить, что тут и правда еще есть один аспект.

Напомню, что в 2017 году торговля биткойном происходила на централизованных биржах, а блокчейн при всем этом употреблялся основным образом для расчетов меж биржами и для депозита и вывода с бирж средств юзеров. Настоящая рыночная активность происходила офчейн. Юзер мог зачислить на собственный счет на бирже фиатные средства и брать, держать и продавать биткойны – все это без одного соприкосновения с блокчейном. Потому, когда случился кризис комиссий, это полностью затормозило экономику Биткойна, но почти все юзеры имели возможность совершать сделки на биржах, если у их уже были средства на платформе либо они желали перевести их в баксах.

Напротив, торговые операции в Ethereum в 2020 году, также с нескончаемым перечнем построенных на его базе токенов – это почти во всем ончейн-явление. Централизованные биржи все еще весьма важны для определения цен, но некие DEX, такие как Uniswap, время от времени затмевают даже самые большие из их. Так как автоматические DEX-маркетмейкеры не требуют прохождения процедур KYC, хранения монет на счетах третьей стороны либо долгого адаптационного периода новейших юзеров, они часто оказываются еще удобнее для конечного пользователя. Модель автоматического маркетмейкера без журнальчика ордеров также максимально ординарна в использовании. А некие активы и виды роли в рынке – как наименьшие DeFi-токены либо майнинг ликвидности – вероятны лишь ончейн. Как следствие, снутри сети быстро появилась оживленно развивающаяся промышленность ончейн-ликвидности. Так как фактически все, что торгуется на этих DEX, – это или ETH, или токены на базе Эфириума, все эти активы подвержены воздействию комиссий Ethereum. В отличие от централизованных бирж, любая сделка, совершаемая на DEX, записывается в блокчейн. Как следствие, комиссии главный сети являются неизменным фактором действия на эти рынки.

Таковым образом, в отличие от «ванильной» (незапятанной) модели колебаний размера комиссий и количества транзакций, которую мы следили в Биткойне в 2017 году, тут мы имеем дело с ее измененной версией, и эту новейшую динамику, сложившуюся в Ethereum 2020, необходимо принять во внимание.

Так откуда берется эта 2-ая петля на схеме выше? Для чего выделять блокчейны с действующими на их базе DEX в необыкновенную категорию?

Во-1-х, принципиально осознавать, что, как гласит Майя Зехави, высочайшие комиссии – это регрессивный налог, которым облагаются юзеры. Регрессивный – поэтому что комиссии не пропорциональны уровню благосостояния юзера, но используются ко всем идиентично, идет ли речь о перемещении ETH на сумму 100 $ либо 10 000 $ (размер комиссии зависит от вычислительной трудности вашей транзакции, а не от суммы переводимых средств). Это похоже на регрессивный нрав налога с продаж, поэтому что представители рабочего класса растрачивают на продукты питания бóльшую часть собственного дохода, нежели наиболее обеспеченные люди. Таковым образом, фиксированный 5% налог с продаж в реальности является намного большей частью дохода наименее обеспеченной семьи.

Давайте разглядим аналогию. Представьте для себя личную игру в покер с рейком, фиксированным в баксах, а не в процентах от цены банка. (Рейк – это комиссия, взимаемая с всякого банка оператором игры.) У игроков есть выбор: разыграть имеющиеся карты и заплатить фиксированную комиссию либо спасовать, тогда и комиссию платить не придется. Уровень игроков за столом весьма различный: тут есть пара экспертов, несколько полупрофессионалов и несколько гемблеров, которые полны интереса, но не в особенности неплохи в покере. Устроитель может устанавливать значение рейка по собственному усмотрению. Другими словами для вас необходимо не только лишь обыграть врагов, да и остаться в прибыли за вычетом рейка, выплаченного устроителю. Недостаточно просто выиграть: необходимо выиграть так, чтоб покрыть операционные издержки.

Читайте также:  Отмывание средств в криптовалютах

При низком рейке все игроки могут с легкостью участвовать в большинстве розыгрышей. Но если оператор стола становится скупым и наращивает рейк, игроки с наименьшим стеком начинают отсиживаться все почаще. Если им придется выложить 1/10 собственного стека лишь за то чтоб разыграть руку, они откажутся (если лишь не припрятали туза в кармашке). Общая тенденция состоит в том, что по мере роста рейка в абсолютном выражении игроки равномерно вытесняются из игры, начиная с игроков с меньшими банкроллами.

Когда наиболее маленькие и наименее вкусившие вкус игроки выпадают, игра становится намного наименее выгодной для других участников. В конце концов доход полупрофессионалов впрямую зависит от наличия неискушенных врагов. Как понятно любому игроку в покер, быстрее всего, вы не возжелаете играться во вторник днем против гриндеров и полупрофессионалов. Вы предпочтете сыграть в пятницу вечерком, когда за столы приходят любители, теряют собственный стек и, спотыкаясь, уходят к бару.

Ворачиваясь к Ethereum, комиссии тут отрабатывают подобно рейку, вытесняя с рынка маленьких игроков, которые до недавнешнего времени шумели и забавлялись на Uniswap и остальных децентрализованных биржах. Но когда комиссии выросли, в среднем, до 14 баксов (и намного выше для DeFi-транзакций, таковых как обмен ETH на DAI на Uniswap), людям с наименьшим банкроллом сделалось просто нерентабельно участвовать в торговле либо майнинге ликвидности. Большая часть рынка была обязана отсиживаться в сторонке. А так как розничные инвесторы – это неосведомленный поток, против которого ведут торговлю (и на котором зарабатывают) мастера, если любители вытесняются из игры, она становится намного наименее выгодной для других участников. Все это выражается в понижении ликвидности и сокращении торговых способностей в целом.

Но эту теорию тяжело подтвердить эмпирически. Для доказательства этих гипотез был бы полезен детализированный анализ участвующих в DeFi-рынке кошельков с градацией по суммам и их реакций на конфигурации комиссий, также сравнение спредов на рынках с размером комиссии ETH. Хотя у нас есть несколько показательных точек данных. Во-1-х, совокупные торговые объемы DEX, разлюбезно предоставленные Dune Analytics, в сопоставлении со средними комиссиями в Ethereum.

По диаграммам видно, что торговые объемы и комиссии ETH двигались в унисон крайние несколько месяцев. Это согласуется с мыслью о том, что комиссии тормозят внедрение ресурсов блокчейна, в особенности на уровне розничных трейдеров и инвесторов. Неувязка в том, что тут тяжело установить причинно-следственную связь. Остается возможность, что это высочайшие торговые объемы DEX могли стать предпосылкой роста комиссий (и напротив), а не высочайшие комиссии – катализатором понижения размеров. Может быть, больший энтузиазм представляет последующий график (ниже), показывающий количество новейших адресов, принимающих роль в разных DeFi-протоколах в сопоставлении со средними комиссиями в ETH.

Новейшие юзеры DeFi (голубий) и средние комиссии ETH (оранжевый).

Кроме 2-ух огромных пиков, вызванных пусками токенов SushiSwap и UNI, количество новейших участников DeFi-рынков, похоже, имело тенденцию к понижению опосля середины августа, когда комиссии в ETH достигнули новейшего плато.

Выводы, которые можно из этого создать, носят наиболее спекулятивный нрав. Хотя ясно, что наиболее маленькие юзеры откладывают транзакции в периоды больших комиссий, прямое воздействие этого на ликвидность блокчейна измерить тяжело.

Перспективы на будущее для комиссий Ethereum

У нас еще не было способности следить развитие полного цикла колебаний размера комиссий и использования ресурсов блокчейна в Ethereum, потому тяжело оценить длину цикла. Но если пробовать сконструировать определенный прогноз, то, на мой взор, он может звучать так: я ожидаю, что мы будем следить неизменные колебания с положительной корреляцией меж размером комиссий, количеством транзакций и, что в особенности принципиально, ликвидностью и торговыми размерами ончейн-бирж. В моем представлении это будет смотреться как-то так:

Средние комиссии в Ethereum (сероватый) и торговые объемы DEX (голубий).

Если вы считаете, что торговые объемы DEX и ситуация с ончейн-ликвидностью в целом наращивают стоимость эфира, не надо огромного воображения, чтоб создать несколько обоснованных догадок о возможном воздействии этого явления на стоимость. В той мере, в которой стоимость ETH подвержена спросу на резервирование актива в качестве залога без обязанностей в базе системы DeFi, комиссии, тормозящие внедрение, быстрее всего, будут влиять на общую сумму заблокированных в качестве обеспечения средств и оказывать давление на стоимость ETH.

Тем не наименее у Ethereum есть несколько контрциклических опций, которые могут уменьшить амплитуду этих колебаний и освободить его от деспотии волатильных комиссий.

Динамическое предложение места блоков

В отличие от Биткойна, только в один прекрасный момент за всегда формально увеличившего размер блока, в Ethereum предусмотрен механизм роста размера блоков в случае необходимости, хотя скорость этого роста ограничена. Эластичное место блоков на теоретическом уровне быть может применено для стабилизации комиссий, но это происходит за счет увеличения валидационных требований, и без того достаточно больших в случае Ethereum. По мере того, как внедрение ресурсов блокчейна росло, майнеры обеспечивали юзеров еще большей вычислительной мощностью.

Предел газа на блок (красноватый) и применяемый в транзакциях газ (зеленоватый).

Но так как увеличение лимита газа наращивает частоту доступа, делая сеть потенциально уязвимой для DoS-атак, и удорожает поддержку полной ноды, мировоззрение комьюнити Эфириума по поводу перспективы предстоящего увеличения лимита газа разделилось. Притом что активные участники сети Ethereum готовы вытерпеть наиболее брутальные компромиссы в отношении цены работы ноды, нежели биткойнеры, и те и остальные в целом согласны с тем, что {само по себе} повышение размера блоков не является панацеей от трудности масштабирования. Таковым образом, хотя предложение места блоков владеет определенной эластичностью, позволяющей ему реагировать на завышенный спрос, политическая воля для введения стопроцентно адаптивного размера блоков отсутствует.

ETH 2.0 / шардинг

Когда я в первый раз написал (англ.) о перспективах комиссий в Ethereum, Виталик дал ответ на мою статью (в какой я утверждал, что Ethereum, быстрее всего, еще длительно будет обременен высочайшими комиссиями, и это воздействует на жизнеспособность нефинансовых приложений) и прояснил свою позицию относительно комиссий:

I think my main disagreement with your positioning is just that I don't think the ethereum community has to the slightest extent abandoned the dream of supporting non-financial apps with affordable fees.

— vitalik.eth (@VitalikButerin) August 24, 2020

Практически он произнес, что как и раньше верует в идею Ethereum как дешевого блокчейна, в каком могут сосуществовать самые различные приложения, как нефинансовые, так и денежные. Предлагаемые им решения – это свертка в наиблежайшей перспективе и ETH 2.0/шардинг в длительной. Виталик произнес, что, по его ожиданиям, ETH 2.0 будет создавать в 100 раз больше вычислительной мощности, хотя в итоге комиссии могут вырасти до эквивалентных значений вследствие индуцированного спроса.

Я склонен с сиим согласиться: если вы отыскали метод создавать продукт наиболее отлично, мир отыщет больше применений для этого (сейчас наиболее дешевенького) продукта. Как следует, в выходе средних комиссий на новое высочайшее плато не было бы ничего необычного, даже с учетом сотворения большего места блоков. Вроде бы то ни было, настоящий пуск ETH 2.0 кажется еще достаточно отдаленным, так что рассуждать о этом тяжело. По последней мере, в наиблежайшей перспективе спрос на ресурсы блокчейна будет изменяться зависимо от размера комиссий.

Свертка

Сегодняшние ортодоксы в комьюнити Ethereum считают свертку (rollup) главным методом к смягчению текущих заморочек с комиссиями. Свертка бывает 2-ух видов – ZK Rollup и жизнеутверждающая (Optimistic Rollup), – но в обоих вариантах они, обычно, подразумевают связывание воедино почти всех платежей и существенно увеличивают экономическую плотность транзакций. В теории это сохраняет уровень гарантий транзакций основного слоя при значимом приросте количества транзакций за секунду. Если кратко, то участники транзакций при всем этом полагаются на ретрансляторов, которые собирают транзакции в огромные пакеты и передают в сеть профили (читай: хеш) этих транзакций.

ZK Rollup предполагает транслирование существенно усеченных «заглушек» транзакций вместе с подтверждением того, что пакет транзакций в целом представляет собой допустимое изменение в регистре. Жизнеутверждающая версия свертки (Optimistic Rollup) включает полудоверенных операторов, пакетирующих транзакции, и транзакторов, которые по большенному счету доверяют операторам в том, что те не будут действовать злонамеренно. Сдерживающий эффект (в теории) достигается сочетанием доказательств мошенничества и экономических санкций за ненадлежащее поведение. В истинное время ZK Rollup в главном ограничиваются обычной передачей, тогда как некие разновидности жизнеутверждающей свертки обещают скорую поддержку полного диапазона транзакций, доступных сейчас в «ванильном» Ethereum. Подробный разбор состояния технологии жизнеутверждающей свертки можно отыскать в этом исчерпающем докладе (англ.), представленном Дэниэлом Голдманом.

Свертка практически изымает из основного блокчейна данные транзакции, оставляя в нем лишь подтверждение валидности регистра. Биткойнеры пришли к схожему принципу записи лишь самых нужных данных несколько годов назад, исходя из что сделали выбор в пользу развития Lightning (способного свести сотки тыщ платежей к считаным ончейн-транзакциям), сайдчейнов, также выступали за такие меры увеличения эффективности, как пакетирование и внедрение SegWit. Делая упор на популярность и тривиальный прогресс технологий свертки, Виталик отстаивает их как лучший подход к масштабированию Ethereum в короткосрочной перспективе. Невзирая на перспективу перехода на ETH 2.0, реализация масштабирования Ethereum через свертку транзакций намного поближе.

Но есть несколько обстоятельств, почему свертка не быть может панацеей против роста комиссий в Ethereum. Во-1-х, будет тяжело уверить всех потребителей места блоков быть ответственными распорядителями системы, в особенности когда идет речь о поставщиках услуг, которые должны согласиться с перераспределением комиссий от себя в пользу конечных юзеров. Мы выучили этот урок на примере Биткойна: если посредники могут лишиться комиссий, которые в значимой мере будут перенаправлены в пользу конечных юзеров, у их понижается стимул к инвестированию в наиболее устойчивую инфраструктуру.

Не считая того, так как Ethereum не один раз увеличивал предел газа, фактически помогая пользователям места блоков за счет валидаторов, большие юзеры могут пускать свои ресурсы на лоббирование еще большего роста лимита газа заместо свертки собственных транзакций. Аналогичным образом, призрак сверхизбытка места блоков, маячащий на горизонте в виде ETH 2.0, тоже может ослаблять посреди больших юзеров интерес по поводу свертки транзакций. Странноватым образом, выходит, что главный вклад, вносимый ETH 2.0 уже сейчас, полностью может заключаться в том, чтоб отбить у больших потребителей места блоков всякую охоту увеличивать эффективность собственных практик и действий.

Во-2-х, глобальная пользовательская база такового блокчейна, как Ethereum, – это не что-то такое, к чему создатели и сторонники могут обратиться адресно и поименно. Ethereum открыт для всех без исключения, что является одной из обстоятельств его популярности посреди организаторов различного рода денежных пирамид и остальных маргинальных схем. Можно осторожно представить, что устроители таковых схем (являясь одними из больших потребителей ресурсов блокчейна) не непременно планируют на длительную перспективу либо волнуются о оптимизации использования места блоков.

В техническом плане свертки, в особенности Optimistic Rollup, не схожи транзакциям базисного уровня в отношении расчетных свойств. Обыденные, ванильные Ethereum-транзакции финализируются фактически сходу и не несут рисков отмены платежа. Это свойство допускает «атомарность», другими словами связанные транзакции или происходят, или нет. Это дает юзерам возможность неопасно связывать в цепь несколько систем без риска каскадного сбоя из-за того, что один платеж в цепочке не прошел. Это весьма желательное свойство, которое является функцией его статуса цифрового актива на предъявителя. Атомарность перебегает в компонуемость, нередко рекламируемое свойство Ethereum, с помощью которого смарт-контракты могут неопасно ссылаться друг на друга, что дозволяет создавать все наиболее сложные системы без необходимости оценивать любой модуль.

Введение наиболее сложных систем, таковых как свертка, ставит под колебание эти догадки относительно атомарности и компонуемости. Из-за модели доверия с подтверждением мошенничества в неких из жизнеутверждающих сверток, периоды финализации продлеваются в случае беды. По оценкам Matter Labs, время до финализации при использовании жизнеутверждающей свертки будет составлять порядка 1–2 недель. (Примечание: эта оценка была дана в ноябре 2019 года, и с того времени ситуация могла поменяться.) Одно из предлагаемых решений (англ.) подразумевает роль посредников, которые предоставляют юзерам дисконтированный доступ к их временно замороженным монетам на время до финализации транзакции. Как я могу судить, это практически делает многоуровневую систему с наиболее долговременной финализацией в «бесплатной версии» свертки и наиболее резвой финализацией в платной, ускоренной версии.

Если выразить это несколько жестче, жизнеутверждающая свертка делает предпосылки для отложенного расчета по транзакциям. В этом нет ничего отвратительного – отложенный расчет лежит в базе всех действенных современных платежных систем, – но эта модель расчета различается от транзакций базисного уровня Ethereum, напоминающих наличные расчеты. Если вы привыкли воспользоваться только банковскими переводами, то ACH и кредитные платежи будут наиболее действенными, но это также значит, что для вас придется мириться с наиболее слабенькими гарантиями расчета. Вот почему при оплате (расчёту за купленный товар или полученную услугу) кредитными картами вероятна отмена транзакции – по сути операция не финализируется сходу. Хорошая функция для пользователя, плохо для торговцев, которым эти средства могут быть необходимы для оплаты срочных счетов.

Кроме вопросцев финализации расчетов, нарушение компонуемости – еще одна неувязка, которая может препятствовать незамедлительному переходу на жизнеутверждающую свертку. Я ни при каких обстоятельствах не являюсь профессионалом в свертке, но я не раз слышал, что трудности компонуемости упоминаются как один из самых огромных недочетов жизнеутверждающей свертки.

По сиим причинам я не верю, что все главные смарт-контракты на Ethereum перейдут на какую-либо из систем свертки. Мне кажется, что существует критичная разница меж стремительно финализируемым базисным уровнем Ethereum либо трансфером токенов и его реализацией средством свертки, в особенности в том, что касается финализации расчетов. И если новейшие технические решения будут нарушать компонуемость либо атомарность Эфириума, то системы, которые можно выстроить на их базе, будут очень различаться от тех, что есть в Ethereum сейчас. Точно есть нечто неповторимое в нынешних децентрализованных денег, создаваемых на базе стремительно финализируемых расчетов в эфирах и токенах, и я уверен, что это станет естественным, когда некие из больших потребителей места блоков начнут перебегать на системы со сверткой транзакций. Как следствие, я не ожидаю, что свертка транзакций существенно понизит комиссии Ethereum в наиблежайшей перспективе, даже если эти технологии получат частичное признание.

Заключение

Разница меж центробежным регулятором и ончейн-комиссиями состоит в том, что регулирующий эффект комиссий является быстрее побочным эффектом верно функционирующей системы, а не главным элементом дизайна. В общественных блокчейнах комиссии есть для того, чтоб препятствовать непродуманному потреблению ресурсов сети и обеспечить валидаторам доход. Они не предусмотрены строго для контроля за внедрением системы. На практике, но, они делают эту функцию, и этот механизм имеет тенденцию тормозить резко, а не отрабатывать плавненько и равномерно.

Как следствие, мы лицезреем мощные колебания – в использовании ресурсов, количестве транзакций и даже ликвидности ончейн-продуктов – заместо мягенького замедления. Эта динамика отлично зарекомендовала себя в Биткойне и лишь начинает проявляться в Ethereum. Но из-за огромных размеров ончейн-бирж, она может иметь наиболее разрушительные последствия для Ethereum в нынешнем его виде. Как определил (англ.) это Кайл Самани, ограниченная пропускная способность, обусловленная давлением комиссий, быть может «невидимой асимптотой» для DeFi.

Комьюнити Ethereum следует учесть последствия сменяющихся периодов больших и волатильных комиссий и осознавать, что некие приложения при всем этом могут становиться мертвыми и невозвратно вытесняться с рынка высочайшими комиссиями. В конце концов, свертка – как ZK-, так и Optimistic Rollup, – хоть и является симпатичной технологией масштабирования, может не быть панацеей исходя из убеждений больших комиссий из-за их воздействия на гарантии расчетов.

 

 

Источник

About Adminer

Check Also

Среднесрочно пара доллар-рубль будет торговаться в спектре 70-78

Рубль в крайнее время демонстрировал сильную волатильность, то укрепляясь, то очень проседая по отношению к …

Добавить комментарий