Четверг , 4 июня 2020
Новость дня
Home / Майнинг / Биткойн делает все остальные средства устаревшими

Биткойн делает все остальные средства устаревшими

: Unsplash

Говоря о принятии Биткойна, есть два фактически непререкаемых правила. Все постоянно задумываются, что запоздали, и постоянно считают, что необходимо было приобрести больше биткойнов в прошедшем. Хоть какое правило имеет исключения, но Биткойну характерно необычное действие на людскую психику (психика — системное свойство высокоорганизованной материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности).

Оказывается, 21 млн – пугающе маленькое число, и оно по сути становится тем меньше, чем больше людей соображают, что фиксированное предложение Биткойна надёжно гарантируется и что валютные сети сходятся на едином средстве. Спрос на Биткойн обоснован надёжностью его валютных параметров и конвергентной природой средств, но рост спроса на преувеличивает уникальность его фиксированного предложения. Как следствие, Биткойн всё больше ценится как валютное средство. Хотя это становится естественным по мере продвижения по кроличьей норе Биткойна, те, кто находится на периферии, нередко бывают ошеломлены количеством криптовалют. Естественно, сейчас Биткойн – «фаворит», но криптовалют тыщи; как знать, что Биткойн – не MySpace? Как можно быть уверенным, что его не выпихнет что-то новое?

Вера в то, что биткойн станет доминирующей глобальной валютой, может показаться сумасшедшей, если оценивать такую возможность с нисходящей, вероятностной точки зрения. Сейчас Биткойн – одна из тыщ конкурирующих цифровых валют, на 1-ый взор, кажущихся схожими. Его общая покупательная способность $125 миллиардов – это капля в море в сопоставлении с глобальной денежной системой, поддерживающей $250 трлн долга. Покупательная способность 1-го только золота – $8 трлн (в 64 раза больше, чем у Биткойна). Какова возможность, что 11-летняя интернет-сенсация, восставшая из пепла денежного кризиса 2008 г., из пустого места перевоплотится в преобладающую глобальную валюту?

Таковая идея звучит забавно, либо, по последней мере, возможность кажется очень малой, чтоб заслуживать внимания. Но если двигаться снизу ввысь и выстраивать мировоззрение вокруг ряда базовых принципов, шум тыщ криптовалют отходит на 2-ой план. Всего несколько базовых принципов вкупе делают простоту и ясность вокруг того, что чудилось очень сложным, чтоб можно было в нём разобраться. Если б необходимо было оценить тыщу вероятностей, чтоб придти к верному решению, это было бы непрактично либо нереально. Но если можно отсеять 999 вероятностей на базе 1-го либо нескольких начальных принципов, то поиск понятного ответа становится наиболее удобным.

Такая дорожная карта отсеивания шума и сосредоточения на том, что вправду принципиально. Можно придти к различным заключениям по хоть какому из этих вопросцев, но их нужно разглядеть, чтоб испытать осознать, почему Биткойн поочередно превосходит все остальные валюты и будет ли он созодать это далее. Средства – это базисная потребность, но не коллективная галлюцинация либо общая система убеждений. Люди принимают Биткойн, поэтому что он владеет неповторимыми качествами, делающими его наилучшей формой средств в сопоставлении со всеми иными валютами. Так как средства – это решение интерсубъективной трудности, валютные системы склонны сходиться на едином средстве. Либо, быстрее, экономические системы естественным образом появляются из одного средства благодаря функции средств. Присущие Биткойну характеристики побуждают рынок сходиться на нём как инструменте сообщения и измерения цены, поэтому что он представляет собой скачкообразное улучшение в сопоставлении со всеми иными валютными средствами. Если согласиться с тем, что средства – это необходимость и что валютные системы естественным образом сходятся на едином средстве, то вопросец сводится к тому, оптимизирован ли Биткойн для того, чтоб делать валютную функцию лучше, чем все соперники.

Средства – необходимость

иллюстрации: БитНовости

Цивилизация, какой мы её знаем, не была бы без средств. Без средств не было бы самолётов, машин, айфонов, и способность удовлетворять самые базисные потребности была бы очень ограниченной. Без функции средств миллионы людей не могли бы умиротворенно обитать в одном городке либо одном государстве. Средства – это экономический продукт, с помощью которого на полках магазинов есть пища, а на заправках – бензин, дома обеспечиваются электричеством, доступна в достаточном количестве незапятнанная вода и т. д. Конкретно средства разрешают миру развиваться, и без функции средств не было бы всего того, что большая часть воспринимает как данность. Это очень недооценённая и плохо понятая функция, поэтому что обычно о ней не думают. В развитом мире надёжные средства числятся кое-чем самим собой разумеющимся. То же касается и базисных потребностей, удовлетворяемых благодаря координирующей функции средств.

: Unsplash

Возьмём, например, местный гипермаркет и представленный в нём широкий выбор товаров. Число людей, без чьего роли и без чьих способностей всё это было бы нереально, поражает. От управления фактически магазином до упаковки продуктов, поставщиков технологий, логистических и транспортных сетей, платёжных систем и отдельных товаров. Дальше задумайтесь также о неповторимом труде, вкладываемом в любой продукт на полке. Гипермаркет – это только пространство конечного ублажения потребностей; у всякого продукта своя цепочка поставок. И это только одно из современных чудес. Не наименее непростой вклад требуется для работы современных телекоммуникационных и электронных сетей, водопровода либо системы по переработке мусора. Любая сеть и её участники полагаются на остальных. Производители товаров питания полагаются на энерго и телекоммуникационные услуги, логистику, чистую воду и т. п., и напротив. Фактически все сети взаимосвязаны, и всё это может быть благодаря координирующей функции средств. Любой способен делиться своими способностями исходя из личных интересов и предпочтений, получать средства в обмен на стоимость, предоставленную сейчас, и применять их для приобретения цены, которая будет сотворена иными в дальнейшем.

И всё это не происходит случаем. Некие не очень объективные мыслители подразумевают, что или средства – это коллективная галлюцинация, или их стоимость им даёт правительство. В реальности же средства – это инструмент, изобретённый человеком для ублажения полностью определенной рыночной потребности – способствования торговле. Средства содействуют данной для нас активности, выступая посредником в ряде сегодняшних и будущих обменов. Без какого-нибудь сознательного контроля либо управления, участники рынка оценивают разные продукты и сходятся на инструменте, чьи характеристики идеальнее всего подступают для обмена нынешней цены на будущую. Тогда как личные потребительские предпочтения варьируются от человека к человеку и повсевременно изменяются, потребность в обмене фактически всепригодна, и функция средств однозначна и неизменна. Любому индивидуму средства разрешают преобразовать стоимость, произведённую сейчас, в будущее потребление. Стоимость, которую кто-то присваивает дому, машине, еде, отдыху и т. д., с течением времени изменяется и варьируется от человека к человеку. Но необходимость потреблять и докладывать свои предпочтения не изменяется и характерна всем индивидумам на интерсубъективной базе.

Средства есть для того, чтоб докладывать предпочтения и, в конечном счёте, стоимость. Но так как неважно какая стоимость лична (а не присуща вначале), средства образуют базу для выражения цены, а поточнее – относительной цены. Средства представляют коллективное признание того, что все выигрывают от наличия общего языка для сообщения личных предпочтений. Средства объединяют и определяют предпочтения всех участников экономики в любой момент времени, и сообщение цены нереально либо, по последней мере, очень неэффективно без константы, с которой все согласны. Представьте для себя средства как константу, относительно которой оцениваются все остальные продукты. Если б её не было, все фактически зашли бы в тупик и не могли бы условиться о цены чего-либо. Сравнивая с единой константой, найти относительную стоимость 2-ух продуктов проще. Есть млрд продуктов и услуг, производимых млрд людей, имеющими свои неповторимые предпочтения. Когда все сходятся на единой форме средств, объединяющей и сообщающей все предпочтения, в итоге возникает ценовая система. Измеряя и выражая стоимость всех продуктов при помощи общего средства (средств), становится может быть осознать, сколько один продукт (либо ресурс) стоит относительно хоть какого другого.

Без общей валюты не было бы понятия цены. А без понятия цены невозможны экономические расчёты. Экономические расчёты разрешают индивидумам совершать независящие деяния, полагаясь на информацию, сообщаемую ценовой системой, и лучшим образом удовлетворять свои потребности, понимая потребности остальных. В сути, конкретно ценовая система дозволяет образоваться структурам спроса и предложения, так что она нужна, поэтому что обеспечивает сообщение инфы, без которой было бы нереально удовлетворять базисные потребности. Представьте, что ничто из того, что вы потребляете, не имеет чёткой цены. Как вы будете знать, что для вас необходимо произвести, чтоб получить предпочитаемые продукты? И потом признайте, что ваше собственное представление о цены, которую вы производите, как и само существование продуктов и услуг, производимых иными, было бы нереально без того либо другого выражения цены. Приходится повторяться, но средства – это продукт, позволяющий формироваться основополагающим структурам экономики средством ценовой системы. Хотя их нередко именуют корнем всех бед, средства, может быть, величайшее случайное человеческое изобретение, которое не могло быть сотворено сознательно.

«Я специально употреблял слово «волшебство», чтоб освободить читателя от самодовольства, с которым мы нередко воспринимаем работу ценового механизма как данность. Я убеждён, что если б он был результатом людского умысла и если б люди, руководствующиеся переменами цен, соображали, что значение их решений выходит далековато за границы их конкретных целей, то этот механизм превозносили бы как один из величайших триумфов людского мозга. Неувязка в том, что, во-1-х, это не продукт людского умысла, а во-2-х, люди, руководствующиеся сиим механизмом, обычно не знают, почему они поступают так, а не по другому. Но тем, кто орет о «сознательном управлении» – и кто не может поверить, что нечто развившееся без умысла (и даже без нашего осознания) обязано решать трудности, которые мы не должны быть способны решать сознательно, – следует держать в голове последующее: задачка как раз в том, как вывести наше внедрение ресурсов за рамки контроля какого-нибудь 1-го мозга и, как следует, как избавиться от потребности в сознательном контроле и обеспечить стимулы, которые будут вдохновлять индивидов совершать желаемые деяния без того, чтоб кто-то гласил им, что созодать», – Ф. А. Хайек «Внедрение познаний в обществе»

Экономические системы сходятся на едином валютном средстве

: Unsplash

Мышление в духе Кремниевой равнины вдохновляет почти всех считать, что в дальнейшем могут существовать сотки, а то и тыщи валют. Все расчёты будут делать машинки! Искусственный ум и квантовые компы обо всём позаботятся. Умственно «надёжный» взор заключается в том, что 95% криптовалют, возможно, ждёт провал, но есть и «достойные внимания» проекты. «Нереально знать, какой из их окажется удачным». «Как и в случае венчурных инвестиций, большая часть ждёт провал, но фаворит сорвёт большенный куш». По последней мере, так считает большая часть Кремниевой равнины, поэтому что это перекликается с историческим опытом инвестирования в компании. В реальности же это поверхностный взор, оторванный от первооснов. Не считая того, тут знакомая формула применяется к задачке совсем другого рода.

Хотя рассуждения о биткойне в связи с циклической историей технологических стартапов может показаться логичным, никакое сопоставление тут нереально. Биткойн – это средства, а не компания. Алогично полагать, что конкурентность меж 2-мя (либо несколькими) валютными средствами будет припоминать соревнование 2-ух компаний. Компании соревнуются в гонке скопления капитала, и им необходимы средства, чтоб координировать экономическую активность. Где они берут средства? Используя средства для координирования производства продуктов и услуг и продавая продукцию, чтоб получить больше средств (прибыль). В сути, компании соперничают за один и этот же пул средств, чтоб накопить капитал. Средства – это инструмент, на котором всё держится. Без средств было бы просто нереально координировать разные способности, нужные в современных сложных цепочках поставок большинства продуктов и услуг. Это также не было бы может быть, если б большая группа людей не воспринимала одну и ту же форму средств.

«Наличие одного средства обмена дозволяет размерам экономики совпадать с числом людей, готовых применять это средство обмена. Чем больше размеры экономики, тем больше способностей, чтоб извлечь выгоду из обмена и специализации, и, основное, тем больше и изощрённее может стать производственная структура», – Сейфедин Аммус «Короткая история средств»

В производственных цепочках поставок средства делают функцию, хорошую от остальных продуктов и услуг. Всё дело в разнице меж ублажение предпочтений (создание продуктов и услуг) и координированием предпочтений (средства). Ублажение предпочтений зависит от их координирования, а координирование зависит от ценовой системы, которая вероятна только как следствие массового схождения на едином валютном средстве. Без ценовой системы не было бы разделения труда, по последней мере в масштабах, нужных для функционирования сложных цепочек поставок. Это корневой принцип, который большая часть упускает из виду, рассуждая о мире огромного количества валют. Неважно какая ценовая система базирована на единой валюте. Понятия цены не было бы, если б критичная масса индивидов, производящих разные продукты и услуги, не докладывала бы стоимость этих продуктов и услуг при помощи общего средства. Чтоб воспользоваться преимуществами средств и цен, поначалу необходимо придти к одному средству. Как следует, может быть, поточнее будет сказать, что экономические системы не сходятся на едином валютном средстве, а появляются на его базе. Индивиды приходят к одному валютному средству, вследствие чего же возникает финансовая система.

Тогда как ценность всех остальных продуктов и услуг в потреблении, ценность средств – в обмене. Обмен происходит, когда кто-то решает преобразовать стоимость (личную оценку времени, труда и физического капитала) в валютный продукт. У всякого свои неповторимые потребительские предпочтения, но средства делают единую функцию для всех участников рынка: соединяют истинное с будущим (будь то через денек, недельку, год либо больше). При любом обмене истинной цены проходит некое время до грядущего обмена. В момент обмена любой должен решить, какой валютный продукт лучше выполнит функцию сохранения на будущее цены, сделанной в реальном. A либо B? Хотя можно держать много валют, какая-то одна будет делать эту функцию наиболее отлично. Одна валюта будет сохранять покупательную способность лучше, чем остальные. Все это интуитивно соображают и принимают решения исходя из сопоставления параметров всякого средства. При определении, какой валютный продукт применять, на предпочтения всякого индивидума влияют предпочтения остальных, но любой проводит независимую оценку сравнительных преимуществ различных валютных продуктов. Рынок сходится на едином средстве, поэтому что любой пробует решить ту же делему грядущего обмена, зависящего от предпочтений остальных.

Конечная цель – достигнуть консенсуса, чтоб любой мог разговаривать и обмениваться с как можно наиболее широким и животрепещущим кругом торговых партнёров. Это беспристрастная коллективная оценка ощутимых продуктов исходя из интерсубъективных потребностей. Вся сущность в том, чтоб отыскать один продукт, о котором все будут согласны, что он: 1) относительно постоянен; 2) измеряем; и 3) функционален в обмене. Наличие константы создаёт порядок там, где его ранее не было, но эта константа также обязана быть многофункциональной как измерительный инструмент и средство обмена. Сочетание этих черт, нередко описываемых как объединяющие внутри себя характеристики редкости, долговечности, взаимозаменяемости, делимости и портативности, – неповторимая изюминка средств. Весьма не много продуктов владеют всеми этими качествами, и любой продукт уникален и имеет индивидуальности, благодаря которым лучше либо ужаснее делает те либо другие функции в экономике. A постоянно различается от B, и сочетание параметров, приближающих валютный продукт к эталону, встречается так изредка, что различием никогда не следует третировать.

: Medium

В практическом смысле, все сходятся на едином валютном товаре, средством которого выражается стоимость, поэтому что это в их наилучших личных и коллективных интересах. Задачка состоит в том, чтоб докладывать стоимость иным участникам рынка. Без консенсуса весь процесс был бы контрпродуктивным. Но схождение и консенсус вероятны благодаря свойствам валютного продукта. Воображаемый мир тыщ валют не учитывает эти фундаментальные первоосновы. Для того чтоб получать желаемую информацию, критичная масса людей обязана сойтись на общем средстве. И стоимость общего средства лишь растёт, когда всё больше людей сходятся на нём как инструменте, содействующем обмену. Базовая причина в том, что когда на едином средстве сходится больше людей, это средство копит больше инфы и становится наиболее полезным.

Представьте для себя всякого человека как потенциального торгового партнёра. Когда люди принимают в качестве эталона цены общее средство, все имеющиеся участники сети получают новейших торговых партнёров, как и те, кто присоединится к сети. Имеет пространство обоюдная выгода, и расширяется диапазон выбора. Не считая того, когда сеть расширяется, больше продуктов оценивается в общем средстве обмена. Существует больше цен и, как следствие, больше относительных цен. Больше инфы соединяется воединыжды в общем средстве, на которое потом могут положиться все участники сети (и сеть в целом), чтоб лучше координировать ресурсы и реагировать на меняющиеся предпочтения. Константа становится наиболее ценной и надёжной, сообщая больше инфы о большем количестве продуктов, производимых огромным числом людей. Чем больше переменной инфы сообщается средством неё, тем наиболее неизменной становится константа.

Когда принятие валютной сети возрастает на один порядок (в 10 раз), вероятное число сетевых связей возрастает на два порядка (в 100 раз). Это не только лишь помогает показать обоюдную выгоду от принятия, но также подчёркивает последствия конвертирования цены в наименьшую валютную сеть. Сеть, чьи размеры в 10 раз меньше, имеет только 1% возможных связей. Не во всех сетях распределение равное, но большая валютная сеть значит наиболее надёжную константу, сообщающую информацию, – огромную плотность, наиболее животрепещущую информацию и, в конечном счёте, наиболее широкий выбор. Размер валютной сети и её ожидаемый рост – критичные составляющие интерсубъективного A/B-теста, когда любой описывает, какое средство применять. Хотя число людей, с которыми любой индивидум может поддерживать социальные связи, по собственной природе ограничено, к валютным сетям это ограничение неприменимо. Средства разрешают людям освободиться от ограничений числа Данбара. Валютная сеть дозволяет миллионам (а то и соткам миллионов) людей, не знающих друг дружку, заносить стоимость в конечных точках сети, причём требуется относительно мало прямых связей.

Валютные сети, в конечном счёте, копят стоимость всех остальных сетей, поэтому что их сетевой эффект не существовал бы без валютной сети. Сложные сети не могут формироваться без общей валюты, координирующей экономические входные данные, нужные, чтоб отдать толчок положительным оборотным связям цены. Общая валюта – это фундамент хоть какой валютной сети, позволяющий образоваться иным стоимостным сетям. Она предоставляет общий язык для сообщения цены, что в итоге ведёт к торговле и специализации и органически создаёт возможность расширять внедрение ресурсов за рамки «сознательного контроля» (если применять выражение Хайека). При рассмотрении сетевого эффекта социальной, логистической, телекоммуникационной, энергетической сети и т. д., сложите их – и получите стоимость валютной сети. Валютная сеть не только лишь предоставляет фундамент, на котором строятся все остальные стоимостные сети, но её валюта даёт доступ ко всем производным сетям. Общая валюта – это движок и горючее.

Да, бакс, евро, иена, фунт, франк, юань, рубль, лира, песо и т. д. сейчас сосуществуют, но это не естественное следствие открытой глобальной экономики. Все имеющиеся сейчас фиатные валюты появились как частичный аналог золота, на котором мир ранее сошёлся как на валютном эталоне. Ни одна из их не просуществовала бы без правительственного вмешательства, и буквально так же ни одна фиатная валюта не появилась бы без предыдущего существования (и ограничений) золота как валютного средства. Как сторонники современной валютной теории, так и сторонники золота ни за что не признают этого, но та трагедия, которую представляют все фиатные системы, – это не что другое, как проявление несостоятельности золота как валютного средства. Золотой эталон формально был отменён в 1971 г., и с того времени существование местных фиатных систем всего только представляет временное отклонение от свободно-рыночных валютных сил. Современные фиатные системы всё ещё есть, поэтому что до недавнешних пор не было решения той трудности, которую они делают. Биткойн – это конкретно такое решение, и с того времени как он возник, люди сходятся на нём как на новеньком валютном эталоне. И эта тенденция будет длиться по мере естественного распространения осведомлённости.

Читайте также:  Прошлый любитель GPU-майнинга нашёл у себя старенькую флешку с 1000 биткоинов

Индексация бакса США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), евро, иены и золота по отношению к Биткойну (2014 = условному показателю 100, значения <100 указывают на понижение ценности). : Medium
Все дороги ведут к Биткойну
Величайшая константа – конечная уникальность

Рынок равномерно сходится на Биткойне, и его стоимость продолжает расти, поэтому что он представляет константу, которая лучше всех остальных форм средств. Биткойн имеет лучшую валютную политику, которая надёжно обеспечивается на децентрализованной базе. Будет существовать лишь 21 млн биткойнов, а элемент доверия стопроцентно исключён из уравнения. Фиксированное предложение Биткойна гарантируется сетевым консенсусным механизмом на децентрализованной базе. Никто никому не доверяет, и любой независимо смотрит за соблюдением правил. Благодаря сиим двум функциям Биткойн становится самой редчайшей формой средств, какая когда-либо была. Конечная уникальность – это свойство, которого ранее не достигнула ни одна форма средств, и эта уникальность движет спросом на биткойн. Но уникальность имеет две стороны. Фиксированное предложение, может быть, основная составляющая, но спрос также критический и нередко недооцениваемый нюанс редкости. Конкретно спрос делает редчайший продукт полезным как константу в обмене. Биткойн становится всё наиболее редчайшим вследствие роста спроса при стопроцентно неэластичном предложении. Уникальность его фиксированного предложения создаёт спрос, но потом рост спроса создаёт ещё огромную уникальность. И так по кругу. Если б был 21 млн биткойнов и их ценил лишь один человек, то биткойн не был бы ни редчайшим, ни полезным. Но если Биткойн ценят 100 млн человек, то 21 млн биткойнов начинает становиться редчайшим. А если сеть вырастет до млрд юзеров, то 21 млн будет очень редчайшим и биткойн будет наиболее полезным в качестве константы.

Соотношение спроса и предложения Биткойна

: Medium
Средний объём сбережений в биткойнах на всякого юзера

: Medium

При фиксированном предложении рост спроса естественным образом ведёт к тому, что биткойн становится наиболее распределённым. Не растущее предложение делится на всё наименьшие толики, которыми обладает всё больше людей. Когда Биткойн ценит всё больше людей, сеть становится не только лишь наиболее полезной, но также наиболее неопасной. Она становится наиболее полезной, поэтому что больше людей разговаривают на одном языке цены при помощи наиболее надёжной константы. И чем больше людей участвует в сетевом консенсусном механизме, тем наиболее устойчивой к искажению и, как следует, наиболее неопасной становится вся система. Необходимо признать, что ничто в блокчейне не гарантирует фиксированное предложение, и расписание предложения биткойна надёжно не поэтому, что так диктует программное обеспечение. Предложение 21 млн надёжно лишь поэтому, что сеть управляется на децентрализованной базе и всё огромным числом участников. 21 млн становится тем наиболее надёжно фиксированным числом, чем больше людей участвует в консенсусе, и, в конечном счёте, константа становится наиболее надёжной, когда любой контролирует всё наименьшую долю сети. С ростом принятия сразу улучшаются сохранность и полезность. Если разглядеть распределение и относительную плотность принятия биткойна в мире, то биткойн становится тем наиболее крепкой константой, чем больше его разброс и чем больше рынков он обхватывает.

Карта Биткойн-нодов (узлов), распределённых по всему миру. : Bitnodes.io

Когда к сети присоединяется всё больше людей, предложение 21 млн становится всё наиболее и наиболее надёжным, и для тех, кто принял биткойн, конечная уникальность становится тем, что различает его от остальных форм средств – как от старенькых валют, так и от конкурирующих криптовалют. Все остальные валюты или с течением времени централизуются (бакс, евро, иена, золото и т. д.), или вначале были очень централизованными (все остальные криптовалюты), чтоб надёжно соперничать с фиксированным предложением 21 млн. Централизация безизбежно создаёт потребность полагаться на доверие, а доверие подвергает предложение хоть какой валюты риску, что, в свою очередь, вредит спросу и усугубляет полезность валюты в обмене. Тогда как все остальные валюты полагаются на доверие, константа, которую представляет биткойн, доверия не просит. Предложение 21 млн надёжно лишь поэтому, что биткойн децентрализован, и с течением времени биткойн становится всё наиболее децентрализованным. Остальные формы средств в наилучшем случае могут сравниться с биткойном, но на практике это нереально, поэтому что все сходятся на едином средстве, и биткойн превосходит все остальные валюты. Все остальные валюты, в конечном счёте, конкурируют с безупречной константой, постоянной и не полагающейся на доверие.

График конфигурации предложения валют с 2011 по 2019 гг. : Medium

Все формы средств соперничают вместе за любой обмен. Если основная (либо единственная) полезность актива – это обмен на остальные продукты и услуги и если он не представляет собой право на поток дохода с продуктивного актива (как в случае акций и облигаций), то он претендует на то, чтоб служить средствами. Как следствие, хоть какой таковой актив конкретно соперничает с биткойном за одно и то же применение, и никакая иная валюта не предоставит наиболее надёжную константу, поэтому что биткойн уже существует и является конечным. Так как все сходятся на едином средстве, уникальность биткойна будет повсевременно усиливаться как на стороне предложения, так и на стороне спроса, тогда как для всех остальных валют будет действовать обратная сила из-за рефлекторной природы валютной конкуренции. Различие меж 2-мя валютными продуктами никогда не второстепенно и не является следствием личных решений о использовании в обмене того либо другого средства. Средства – это интерсубъективная задачка, где происходит выбор в пользу 1-го валютного средства и отказ от другого, вследствие чего же одна сеть наращивает стоимость (и полезность) конкретно за счёт остальных. Когда биткойн становится наиболее редчайшей и надёжной константой, остальные валюты стают наименее редчайшими и наименее неизменными. Валютная конкурентность – игра с нулевой суммой, и относительная уникальность – динамическая функция спроса и предложения – создаёт базовое различие меж 2-мя валютными средствами, которое с течением времени лишь растёт и становится наиболее естественным.

Но помните, что уникальность ради редкости не является целью средств. Средства, представляющие из себя наилучшую константу, более отлично содействуют обмену. Валютный продукт с большей относительной редкостью идеальнее всего сохраняет стоимость меж текущим и будущим обменом. Относительная стоимость и относительная стоимость всех остальных продуктов – вот та информация, которая по сути ожидается от координирующей функции средств, и в любом обмене любой мотивирован очень сохранить текущую стоимость на будущее. Конечная уникальность биткойна предоставляет наилучшую гарантию, что стоимость, обменянная в реальном, сохранится на будущее, и когда всё больше людей удостоверятся, что биткойн – валютный продукт с большей относительной редкостью, следствием станет стабильность его цены (см. «В один момент: Биткойн не так и волатилен»).

Величайший измерительный инструмент – делимость

Хотя уникальность – это краеугольный гранит, не все редчайшие продукты функциональны в качестве средств. Чтоб быть многофункциональным инвентарем сообщения цены, валютный продукт должен быть относительно неизменным, просто измеримым и удобным в обмене. Линейка, может быть, действенный измерительный инструмент, но линейки не редчайшие и их трудно разделять на огромные либо наименьшие единицы, чтоб содействовать обмену. В обмене редчайший и просто измеримый продукт дозволяет определять все остальные продукты. Возможность просто разделять и перемещать валютную единицу даёт ей практическую полезность в обмене. Биткойн соединяет конечную уникальность с возможностью разделять каждую единицу прямо до восьми десятичных символов (0,00000001, либо 1/100 000 000 биткойна) и пересылать всякую сумму, огромную либо малую. Уникальность сама по для себя не непременно ценная в контексте средств, как и делимость. Ценно их сочетание, в особенности когда любая единица взаимозаменяема с хоть какой иной и её части неотличимы друг от друга. Вкупе эти свойства разрешают биткойну быть не только лишь безупречной константой, но также действенной мерой цены, содействующей обмену.

В коде любой биткойн по сути представлен как 100 000 000 мелких единиц, которые именуются сатоши. Другими словами 1 биткойн = 100 000 000 сатоши. В сути, на биткойны можно поменять всякую стоимость. Биткойн, как и любые средства, предназначен для одной цели – сохранения цены меж рядом обменов. Получи биткойны за стоимость, произведённую сейчас, и издержи в дальнейшем в обмен на стоимость, произведённую иными. Он будет делать эту функцию независимо от суммы. Практическое следствие делимости в том, что биткойн дозволяет определять всякую стоимость, а означает, может применяться где угодно. Люди создают стоимость разной величины, и делимость дозволяет всем применять биткойн как сбер механизм, будь то для хранения эквивалента $50 либо $50 000. Чтоб валютный продукт был действенным коммуникационным инвентарем, он должен быть способен определять весь спектр цены, производимой людьми, и биткойн делает это идеально. Возможность разделять биткойн и пересылать любые суммы делает его легкодоступным для всех людей и для всех производимых продуктов, какая бы стоимость им ни присваивалась.

В A/B-тесте валютной конкуренции, если A > B, неважно какая сумма A будет делать функцию средств лучше, чем неважно какая сумма B. С течением времени покупательная способность A относительно B будет возрастать, идёт ли речь о эквиваленте $50 либо $50 000. Не позволяйте сбить вас с толку списку криптовалют на Coinbase, которые кажутся «наилучшей сделкой», поэтому что они «дешёвые», тогда как биткойн смотрится «драгоценным». Постоянно помните, что биткойн можно разделять на наименьшие либо огромные единицы, чтоб хранить меньше либо больше цены. Один биткойн – это случайная по собственной сущности единица, как и единица хоть какой валюты. Рынок тестирует, лучше ли A работает как средства, чем B. Это интерсубъективное решение, тогда и как рынок докладывает, какая сеть, на его взор, делает валютную функцию наиболее отлично, средством цены и цены, сетевая стоимость – это выходные, а не входные данные. Входные данные – это оценка каждым индивидумом параметров 1-го валютного продукта в сопоставлении с иными. Если биткойн – это A в вашей оценке, то он не быть может «очень драгоценным». Биткойн в хоть какой определенный момент быть может пере- либо недооценённым, но любой, кто воспринимает биткойн, наращивает стоимость сети (вспомяните обсуждение торговых партнёров и сетевых связей). И способность просто делиться на весьма малые единицы дозволяет фактически неограниченному числу людей преобразовать и докладывать стоимость средством сети. Если A лучше, чем B, и если A может поддерживать неограниченное принятие, то рано либо поздно потребность в сети B пропадет.

По мере того как любой независимо проводит таковой A/B-тест, всё больше людей принимают Биткойн и он делится на всё наименьшие и наименьшие единицы (в среднем). Это итог роста спроса в сочетании с фиксированным предложением, и вследствие этого процесса стоимость сети растёт. Сеть биткойна становится наиболее ценной, потому что его ценит больше людей. В сути, когда 0,1 биткойна = $1000, он наиболее ценный, чем когда 1,0 биткойн = $1000, невзирая на равную стоимость в баксах. Чем наиболее ценным становится биткойн в целом, тем больше может быть обмена (и, как следствие, коммерции), но стоимость – это по сути итог того, что всё больше людей решают принять биткойн как средство обмена. Любой обладает всё наименьшим и наименьшим номинальным количеством валюты, но покупательная способность каждой соответственной единицы с течением времени растёт. С каждым обменом любой индивидум передаёт сети свою стоимость конкретно за счёт конкурирующей валютной сети. Средством такового процесса определяется новенькая стоимость, соответственная сделанной цены и инфы, поступающей от наиболее различного огромного количества торговых партнёров.

Хотя цены сейчас пока не приводятся в биткойнах, всякий раз, когда кто-то преобразует стоимость в биткойн, формируется ценовая система. Даже если посредником выступает бакс, стоимость, произведённая кое-где в мире, для определенного индивидума выражается в биткойне. Когда так предпочитает созодать всё больше людей, стоимость (в среднем) конвертируется во всё наименьшую долю биткойна. Следствием будет то, что всё наименьший номинал биткойна может употребляться всё огромным числом людей для передачи той же цены, и когда всё больше людей проводят оценку в биткойне, его способность определять относительную стоимость лишь увеличивается. Так как биткойн может определять всякую стоимость и быть может принят неограниченным числом людей, он в длительной перспективе фактически упраздняет потребность в хоть какой иной сети для передачи цены, поэтому что форма средств с меньшей изменчивостью в итоге докладывает наиболее совершенную информацию. Конечная уникальность в сочетании с делимостью создаёт весьма массивное средство обмена. Биткойн благодаря собственной абсолютной редкости имеет меньший вероятный темп конфигураций и может делиться до весьма малой величины, что дозволяет ему определять стоимость намного поточнее хоть какой иной валюты.

Величайший инструмент обмена – портативность

Один из видов старых средств – большие округленные камешки, которые нереально перемещать. Таковая платёжная система (быстрее система обмена) была стопроцентно построена на инфы о праве владения и веры в такую информацию

С учётом этого базиса, решающим резоном становится тот факт, что биткойн можно необратимо пересылать по коммуникационному каналу без необходимости в третьей стороне. Это в корне различается от цифровых платежей в фиатных системах, зависящих от доверенных посредников. В общей трудности, биткойн – наилучшая константа, чем неважно какая иная форма средств, и он отлично делим (и измеряем), также может пересылаться через веб. Попытайтесь отыскать иной продукт, который имел бы такие характеристики: конечная уникальность (величайшая константа) + делимость и взаимозаменяемость (измеримость) + возможность пересылать по коммуникационному каналу (простота перемещения). Вот с чем соперничают все остальные валютные продукты, претендующие на то, чтоб стать едиными средствами. Фактически единственный метод по-настоящему оценить мощь таковой редчайшей динамики – испытать её на личном опыте. Хоть какой может получить доступ к сети без необходимости получать разрешения, запустив узел Биткойна на домашнем компе. Способность включить комп в хоть какой точке мира и переслать естественно редчайший ресурс кому угодно, без получения разрешений и зависимости от доверенных третьих сторон, значительно расширяет свободу действий. Весьма трудно полностью понять то, как сотки миллионов человек могут созодать это в унисон без необходимости доверять иным участникам сети.

Биткойн нередко обрисовывают как цифровое золото, но по сути это неполная картина. Биткойн соединяет достоинства физического золота и цифрового бакса без их ограничений. Золото редчайшее, но его тяжело разделять и перемещать, а бакс просто перемещать, но он не редчайший. Биткойн естественно редчайший, и его просто разделять и перемещать. В их текущем виде золото и все фиатные валютные системы полагаются на доверие, тогда как биткойн доверия не просит. Биткойн оптимизирован под их мощные и слабенькие стороны, и конкретно потому рынок сходится (и будет продолжать сходиться) на биткойне для выполнения функций средств.

Биткойн делает все остальные средства устаревшими

Если человек придёт к трём основным выводам: 1) средства – базисная потребность; 2) средства – не коллективная галлюцинация; и 3) экономические системы сходятся на едином средстве, – то он будет наиболее осознанно находить наилучшую форму средств. Это средства, сохраняющие стоимость на будущее и дозволяющие преобразовать своё время и способности в таковой широкий диапазон способностей, какой предшествующим поколениям было трудно представить. В конечном счёте, надёжная форма средств дарует свободу: свободу преследовать личные интересы (специализация) и преобразовать сделанную тобою стоимость в стоимость, сделанную иными (торговля). Даже те, кто не задаёт для себя эти вопросцы сознательно, будут естественным образом обязаны ответить на их своими действиями. И они придут к таковым же ответам, как и те, кто задаёт эти вопросцы сознательно. Сознание и подсознание приходят к одному и тому же, поэтому что фундаментальные правды не изменяются, и функция средств одна и та же: выступать посредником в ряде текущих и будущих обменов и предоставлять базу для сообщения личной цены в широкой группе лиц, которые желают извлечь выгоду из торговли и специализации. Средства – это необходимость. Есть отличительные характеристики, делающие определённые продукты наиболее либо наименее многофункциональными в обмене, а обмен, по собственной сущности, – это интерсубъективная неувязка.

Владение биткойном становится стоимостью входа в то, что может стать наикрупнейшей и самой различной экономикой в истории. Биткойн глобален и доступен без необходимости получать разрешения. Так как биткойн становится общим языком цены для всех участников, хоть какой, кто является частью сети, может разговаривать и вести торговлю с иными участниками сети. Чем больше торговых партнёров, тем огромную стоимость предоставляет любая единица тем, кто держит валюту. Хотя торговля может сталкиваться с правовыми препятствиями, доступ к одной общей валюте избавляет главный источник помех в сообщении цены, и фиксированное предложение биткойна дозволит его ценовому механизму копить и докладывать более совершенную информацию с наименьшим количеством искажений в сопоставлении со всеми иными формами средств. И чем больше людей предпочитают хранить стоимость в биткойне, тем достовернее его фиксированное предложение и тем надёжнее и актуальнее его ценовой механизм. Новейшие участники валютной сети как привносят, так и извлекают стоимость в итоге принятия, потому приобщиться к биткойну никогда не поздно и биткойн никогда не будет очень драгоценным.

Сложность биткойна не имеет значения. В итоге, Биткойн становится собственного рода A/B-тестом. Потребность в деньгах реальна, и люди сходятся на той форме средств, которая идеальнее всего делает функцию обмена. Никакая иная валюта в мире не может стать наиболее редчайшей, чем биткойн, и уникальность будет действовать подобно силе тяжести, содействуя принятию и сообщению цены. Сейчас большая часть миллиардеров не соображают биткойн. Биткойн идиентично сложен для всех. Но даже те, кто не соображает биткойн, станут на него полагаться. Есть много базовых вопросцев. Говорят, что биткойн волатильный, неспешный, плохо масштабируется, не много кем употребляется для платежей, потребляет много энергии и т. д. Стабильность – эмергентное свойство, появляющееся вослед за принятием, и все остальные кажущиеся ограничения будут решены благодаря цены, которая следует из конечной редкости в сочетании с возможностью определять, разделять и перемещать стоимость. В этом инновация биткойна. Валюта A имеет фиксированное предложение. Валюта B – нет. Валюта A растёт в цены относительно валюты B. Валюта A наращивает покупательную способность относительно продуктов и услуг, а валюта B – напротив. Какую из их я предпочту? A либо B? Сделайте верный выбор, поэтому что другие издержки – это ваше время и стоимость. Всё остальное просто разъясняет, почему люди будут всё почаще выбирать A заместо B, но на практике всё сводится к обычному здравому смыслу и инстинкту выживания. Биткойн делает все остальные средства устаревшими, поэтому что экономические системы сходятся на единой валюте, а биткойн владеет самыми надёжными валютными качествами.

«Не думаю, что у нас опять будут отличные средства, пока мы не вырвем их из рук правительств. Другими словами мы не можем силой отнять их у правительств, но можем каким-либо хитрецким окружным путём сделать что-то, что они не сумеют приостановить», – Ф. А. Хайек

Источник

About Adminer

Check Also

Биткойн – не пирамида

: Crypto Fox Предлагаем вашему вниманию увлекательное мировоззрение Паркера Льюиса, который на момент предшествующего денежного кризиса …

Добавить комментарий